Газета "Победа" Феодосия

Газета "Победа" Феодосийского городского совета Республики Крым

Первые опыты театральной критики Максимилиана Волошина

Первые  опыты  театральной  критики  Максимилиана  Волошина

Сцена из спектакля «Ревизор» в постановке учащихся феодосийских гимназий. В роли Городничего ученик VII класса М.Кириенко-Волошин

Сергей АЛИМОВ, волошиновед

Сейчас Максимилиан Волошин известен в первую очередь как поэт и художник. Однако в начале своего творческого пути он был критиком и журналистом. Еще до выхода первой книги стихов в 1910 году, его имя было хорошо известно читателям московских и петербуржских газет и журналов.

Следует обратить внимание на редкостную разносторонность искусствоведческих работ Волошина. Он писал о литературе, живописи, театре, балете, об архитектуре и даже… о моде.
Так же высокопрофессионально, как о литературе и живописи, он писал о театре – более 30-ти статей. Это проницательный разбор новых постановок, а также размышления о сущности и назначении театра. В первой книге «Лики творчества» театру посвящена целая глава «Лица и маски», которая начинается с рассуждений об «организме театра» и его отличий от других видов искусств. Вот только один тезис: «Театр осуществляется не на сцене, а в душе зрителя».
Не писал Волошин только о музыке. Признался, «что музыка – единственное из искусств, о котором я не считаю себя вправе говорить и судить. Отдаваться эмоциям искусства может каждый, но оценивать, определять, судить может только тот, для кого не скрыта техника данного искусства и кто хотя бы в малой мере несет в себе возможность творчества в этой области».
Для того чтобы подготовить себя к делу художественной критики, Волошин, уже в зрелом возрасте, решил сам стать художником.

Первые  опыты  театральной  критики  Максимилиана  Волошина

А вот некоторый сценический опыт имел уже с детства. «Любил декламировать, еще не умея читать. Для этого всегда становился на стул: чувство эстрады», – написал он много лет спустя в «Автобиографии». В первый раз выступил на эстраде с пушкинским стихотворением «Клеветникам России» на ученическом вечере в Первой Московской гимназии 31 января 1893 года.
Перейдя в Феодосийскую гимназию, при первой же возможности «выставил свою кандидатуру на декламацию и имел шумный успех». Участвовал в любительских спектаклях. Вскоре ему была предложена роль Городничего в пьесе Н.В.Гоголя «Ревизор». Спектакль состоялась на сцене городского концертного зала 2 февраля 1896 года. Играли ученики мужской и женской гимназий. Для провинциальной Феодосии это было событием. Была напечатана программа.
«Публики была масса. Так много, как, кажется, еще никогда в Феодосии ни на одном спектакле не бывало. Успех был полный. О своем успехе я уж не говорю, – сообщал Волошин в письме к матери и дополнил свой рассказ описанием забавного случая после спектакля – с ним пожелал познакомиться феодосийский полицмейстер, и горячо благодарил за то, что «так хорошо исполнил роль по его специальности». Через несколько дней состоялось фотографирование восьми сцен из спектакля.
И десятки лет спустя некоторые феодосийские театралы горько его упрекали: «Вы не по своей дороге пошли – в литературу – Ваш путь был совершенно ясен, Вам надо было по окончании гимназии поступать в театр».
В гимназии Волошин получил и опыт режиссёрской работы. Он, по инициативе учителя словесности Ю.А.Галабутского, поставил для очередного гимназического вечера сцену из тургеневского «Бежина луга» в исполнении учеников младших классов. Один из них впоследствии вспоминал: «Я до сих пор помню, как мы часами декламировали и играли в полуосвещенном классе под руководством Максимилиана Александровича. Он изучал с нами каждое слово, каждую интонацию и положил немало труда, чтобы добиться успеха. И успех был!» Макс все время стоял за кулисами, подбадривая актеров, и дирижировал группой восьмиклассников, воспроизводивших лай собак, почуявших волка. По словам зрителей, хотя и немного пристрастных — ведь это все были родственники и добрые знакомые актеров, мальчишки читали изумительно!

Первые  опыты  театральной  критики  Максимилиана  Волошина
Программа спектакля феодосийских гимназистов

* * *


Летом 1897 года Волошин закончил обучение в Феодосийской гимназии и поступил на юридический факультет Московского университета. 23-го августа он приехал в Москву. И уже на следующий день был в театре Корша на спектакле «Лес», по пьесе А.Н.Островского. А 25-го смотрел в Малом театре «Ревизора». Из письма своему учителю Ю.А.Галабутскому видно, что он смотрел спектакль уже глазами актера и сравнивал с гимназической постановкой «Ревизора»: «Только теперь я понял, какую массу разных мелких черточек, психологических подробностей мы, играя, не заметили совсем».
30 августа Волошин вновь в театре Корша на драме Островского «Гроза». Этот спектакль, по случаю пятнадцатилетия театра, был «по значительно удешевленным ценам». Все-таки театр был для студента дорогим удовольствием. В следующий раз он смог пойти только 13 октября – в Большом театре слушал оперу Сен-Санса «Генрих VIII», которая не произвела на него «никакого впечатления». Зато «Псковитянка» Римского-Корсакова в частной русской опере Мамонтова (26 октября) привела в восторг «как музыкой, так и игрой Шаляпина (молодого нового артиста) в роли Иоана Грозного». Тогда само имя Шаляпина еще не было знаменито, и приходилось давать пояснения: «Он совсем молодой человек (лет 26), крестьянин, нигде решительно не учившийся и начавший свою карьеру простым хористом, причем, когда ему предложили какое-то писарское место, оплачивавшееся на несколько рублей лучше места в хоре, он, не задумываясь, сделался писарем и уже в качестве писаря был случайно кем-то открыт. Вид в натуре у него самый непрезентабельный: так, простой мужиченко и больше ничего. А на сцене он прямо-таки гениален».
Посещал Волошин и симфонические концерты. В Большом зале Российского Благородного собрания слушал увертюру «Сон в летнюю ночь» Ф.Мендельсона-Бартольди (18 октября) и симфонию Г.Берлиоза «Гарольд в Италии» (15 ноября). Впечатления: «вот!.. Замечательно».
1 декабря 1897 года слушал Шаляпина в опере Гуно «Фауст». В письме к Петровой написал: «Видел лучшего в России (а иные говорят – даже и в Европе) Мефистофеля – Шаляпина. О пении его я, конечно, ничего сказать не могу, но относительно игры могу сказать, что он после Росси <итальянский актер, который неоднократно гастролировал в России> произвел на меня самое сильное впечатление. Но заметьте еще, что игра Росси состоит исключительно из эффектных сцен, Шаляпин же играет поразительно просто и даже, кажется, избегает всяких эффектов». К письму Волошин приложил «набросок Мефистофеля, сделанный под впечатлением оперы». К сожалению, этот рисунок обнаружить не не удалось.

Первые  опыты  театральной  критики  Максимилиана  Волошина
Оперный бас Фёдор Шаляпин был известен всей России

Вновь Волошин пишет Петровой о Мефистофеле, но уже в исполнении Йозефа Лавинского в опере А.Бойто «Мефистофель»: «Видел старого, обрюзгшего, разжиревшего, циничного, грязного черта, не имеющего ничего общего с великим, философским, тонко-остроумным духом “всеуничтожения и бытия”. Черта он играл хорошо, а Мефистофеля скверно».
Более обстоятельно Волошин написал о шекспировской «Двенадцатой ночи», поставленной московским драматическим кружком (режиссер К.Станиславский), которая произвела «громадное впечатление. Игра чудная. Не хуже, если не лучше игры в Малом театре. Пьеса – комедия. В ней нет ни юмору, ни остроумия в современном смысле, это богатырский хохот, это фонтан веселья, бьющий из молодого здорового существа, это избыток сил и здоровья. Сначала кажется странно и грубо. Потом понимаешь, что это и есть настоящий смех – смех стихийный, незнакомый с тонкостями остроумия».
А письмо к Петровой от 28–31 января 1898 года большей частью представляет одну театральную рецензию. Начинается с описания игры Тины де Лоренцо в «Даме с камелиями» А.Дюма и в драме А.У.Пинеро «Вторая жена». «Она замечательно проста и естественна, но, так как я ожидал сверхъестественного, то отчасти разочаровался. Играет она замечательно разнообразно и ни разу не повторяется. Одну и ту же роль она каждый раз играет по-новому. Много терялось для меня в ее игре от того, что я ни слова не понимал». «Но образ Тины ди Лоренцо померк», когда Волошин увидел и услышал Ван-Занд, которая «совсем некрасива – круглое простое личико славянского типа с мелкими чертами, широким носом, сначала ничем не обращает на себя внимания. Но это лицо может так преображаться и становиться таким прекрасным, что про нее можно сказать, что она больше чем красива». Свою микрорецензию об игре Ван-Занд в опере Амбруаза Тома «Миньона» Волошин закончил словами: «Я вышел из театра ошалелый. Ничто не производило на меня такого впечатления». Однако, продолжает Максимилиан Александрович, в опере Л.Делиба «Лакме» эту замечательную певицу «совершенно затемнял и подавлял и своей гениальной игрой, и своим голосом Шаляпин, певший партию ее отца».
В письмах Волошина этого периода рассказы о театральных впечатлениях, представлявшие собой маленькие рецензии, занимали даже больше места, чем отчеты о делах университетских. В них будущий театральный критик делал анализ театрального действия и давал интересные характеристики игре отдельных актеров. Их можно считать первым, еще ученическим опытом театральной критики Максимилиана Волошина.

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять