Газета "Победа" Феодосия

Газета "Победа" Феодосийского городского совета Республики Крым

Русская эмигрантка с французской душой в Феодосии

Русская эмигрантка с французской душой в Феодосии

Стоит в центре Ольга Пальмцвейг, стоит крайним слева Михаил Колесников, сидит в центре Нина Суппес, лежит слева Андрей Суппес. с. Вулкан, 1926 г.

Денис ПЕРВУХИН, фото из архива

Надежда Андреевна Суппес

Эта статья посвящена биографии русской эмигрантки Надежды Андреевны Суппес.

Тема Российской эмиграции 1920-1940 гг. актуальна, так как это значительный этап в истории России. По разным подсчётам, около одной трети всех эмигрантов, а это более миллиона человек, оказались во Франции. За каких-то 20 лет в Русском зарубежье возник целый «новый мир», со своими социальными, культурными и религиозными ценностями. На примере Надежды Андреевны хорошо видно, как жили русские люди в эмиграции, как взаимодействовали с другой социальной средой.

Надежда Андреевна Суппес была удивительным человеком, с непростой судьбой. Дочь русских эмигрантов, она жила двумя жизнями. Одна жизнь – Россия, другая – Франция.
Надя родилась в Болгарии 28 декабря 1924 г., в селе Вулкан Димитровоградского района. В этих окрестностях находились угольные шахты, где в тяжёлых условиях работали русские эмигранты. Продавали всё что могли, семейные вещи, серебро, именное оружие. Надю крестили в 1925 г. рядом с Вулканом в селе Черноконево Старо-Загорской епархии.
Мама Надежды Андреевны, Колесникова (Латухина) Нина Владимировна, родилась в г.Омске в 1894 г. Окончила там местную гимназию1 и вышла замуж за потомственного дворянина Гродненской губернии Александра Августовича Пальмцвейга 1884 г.р. В 1912 г. у них родилась дочь Ольга. В 1915 г., во время Первой мировой войны, Александр Августович, ещё не оправившийся от отравления газами, вывел своё подразделение из вражеского окружения у д.Вильколаз, за что был награждён Георгиевским оружием2. Александр Пальмцвейг служил в 3-м офицерском Дроздовском полку и в 1917 г. произведён в полковники3. Во время ожесточенных боёв на подступах к Крыму в 1920 г., в районе немецкой колонии Гейдельберг Мелитопольского уезда, он был убит. Нина Владимировна похоронила его в с.Фёдоровка, того же уезда4.

Русская эмигрантка с французской душой в Феодосии
Колесникова (Латухина) Нина Владимировна. 1909 г.

Оставшись без мужа, Нина Владимировна вместе с дочерью Ольгой отправляется в Севастополь, а оттуда эвакуируется в Турцию, в Галлиполи. В Галиполи был организован лагерь регулярных частей Русской армии, так называемое «Галлиполийское сидение». Преимущественно это были части 1-го Армейского корпуса генерала Кутепова5. Армия разместилась в старых бараках, которые стали слабым убежищем в зимний период. В этих тяжёлых условиях многие умирали. В первые месяцы умерло около 250 человек, и рядом с лагерем образовалось кладбище. Русская армия располагалась в Галлиполи до мая 1921 г., тогда же начались первые крупные выезды, спровоцированные французами.

Переезжали в основном в Болгарию, Сербию, Францию. Нина Владимировна попадает в Болгарию, где русские выполняют тяжёлую работу на угольных шахтах. Там она выходит замуж за поволжского немца Андрея Фёдоровича Суппеса 1889 г.р. Андрей Фёдорович был военным чиновником в частях Дроздовской дивизии, тоже прошёл Галлиполи. В 1924 г. у них рождается дочь Надежда, и в 1926 г. семья переезжает во Францию, в г.Анси.
У Андрея Фёдоровича был сложный характер, ему было тяжело усидеть на месте и вскоре они с Ниной Владимировной разошлись. Андрей Фёдорович переехал в г.Гренобль и там устроился инспектором сиротского приюта для детей белогвардейцев. Он часто переживал, что детей плохо кормят, писал жалобы в вышестоящие инстанции. Но приезжавшие комиссии ничего не выявляли, и на Андрея Фёдоровича легло клеймо «кляузника». В последние годы жизни он жил крайне бедно и умер в 1942 г. Надя очень любила отца и до последних дней вела с ним переписку.В 1934 г. Нина Владимировна в третий раз выходит замуж, за русского эмигранта Михаила Степановича Колесникова 1903 г.р. Михаил Степанович уроженец г.Варшавы, служил бомбардиром в Русской армии в Корниловской артиллерийской бригаде, галлиполиец. Он тоже был в Болгарии, трудился на угольных шахтах Вулкана.

Русская эмигрантка с французской душой в Феодосии

Дорогому Мише
Тебе соратнику по кирке и лопате
Любимцу славной музы и поэту кстати
В великий и высокоторжественный твой день
В тот день, когда ты увидел свет и жить сем
На память о тяжелой жизни на «Вулкане»
О беспроглядном сыром и густом тумане
В чем убедился Ты и сам давно без спора
Я приношу тебе свой скромный дар шахтера.

Г.В.
24 декабря — 6 января 1926 г.
Мина «Вулкан»6

Михаил Степанович был очень жизнерадостным человеком и умел делать практически всё, всегда умел находить работу и обеспечить семью. Нина Владимировна прожила с ним счастливую жизнь.

В Анси Нина Владимировна со своей старшей дочерью Ольгой устроились на трикотажную фабрику, где Ольга проработала вплоть до выхода на пенсию. А Надя поступила в 1938 г. в лицей D’état De Jeunes Filles в г. Анси и закончила его в 1939 г. Началась Вторая мировая война, и в 1940 г. Франция капитулировала. Семье русских эмигрантов жилось трудно, но Михаил Степанович всегда находил выход. Он устроился на завод «Искусственный камень»7 и начал параллельно заниматься пчёлами, а мёд старшая дочь Ольга на велосипеде доставляла в горы к пастухам и обменивала на продукты. Надя пасла в горах единственную козу. Там у неё впервые появились приступы «холодовой астмы», которыми она страдала всю последующую жизнь. Несмотря на войну, Надя продолжала учиться, с 1942 по 1943 г. она обучалась в лицее Berthollet.
В альпийских горах встречались русские военнопленные, бежавшие из немецких концлагерей. В то время возвращаться в СССР было опасно, могли посчитать предателем, и многие оставались в Европе. Кто-то примыкал к французскому сопротивлению. В движении Сопротивления принимали участие около 3 тысяч оказавшихся во Франции советских граждан. Это были и военнопленные, и эмигранты8. Под Парижем в ноябре 1944 г. был организован репатриационный лагерь Борегар (Beauregard), который после войны превратился в «репатриационный пункт», «через который Москва возвращала на родину, причем часто силой, людей российского или «советского» происхождения, занесенных войной во Францию – в частности, попавших в плен или бежавших от большевиков9».

Русская эмигрантка с французской душой в Феодосии
Шахта «Вулкан», Болгария. 1920-е гг.

Семья Надежды Андреевны помогала русским военнопленным, чем могла: продуктами, одеждой. Некоторые ребята оставили на память Наде свои фотокарточки, с дарственными надписями.
Свою трудовую деятельность Надежда Андреевна начала в 1944 г. С февраля 1944 г. по июль 1945 г. работала секретарем-машинисткой в г.Анси, в страховом обществе, затем – с августа 1945 г. по август 1946 г. – в отделе снабжения госаппарата, в том же городе. С сентября 1946 г. по август 1947 г. – в страховом обществе в Париже.

В 1947 г. Надежда Андреевна, вместе со своей матерью и отчимом, решают вернуться на историческую родину, в СССР. Они возвращаются в мамин родной город Омск. Там Надя работает секретарем-машинисткой в маслопроме, вплоть до апреля 1949 г. Родители остались в Омске, а Надежда Андреевна поступает в Симферопольский пединститут на факультет иностранных языков и оканчивает его в 1952 г. Сдала все экзамены на отлично, кроме русского языка. Разговаривала она прекрасно, но вот письменная часть ей не давалась. И только через знакомую удалось получить зачёт. В августе 1952 г. Надежду Андреевну направляют работать в школу №1 г.Феодосии – учителем французского языка. Она заменила ушедшую на пенсию Аллу Александровну Егорову.

Русская эмигрантка с французской душой в Феодосии
Нина Владимировна со своими дочерьми Надеждой и Ольгой. 1930-е гг.

В Феодосии Надежда Андреевна получает маленькую комнату в трёхкомнатной квартире на улице Горького. Раньше в школе Алла Егорова была единственным учителем немецкого и французского языков. Подход Надежды Андреевны к преподаванию был своеобразным: на уроках дети даже между собой разговаривали на французском. Из Франции Надежда Суппес привезла пластинки с записями песен, стихов на французском языке, чтобы дети могли послушать живую речь. Слушали таких исполнителей, как Жерар Филип, Ив Монтан, Симона Синьоре, даже гимн Франции. На детских утренниках она готовила известную песню «Dans sa maison un grand cerf» («У оленя дом большой»), на французском и русском языках. Она ставила небольшие спектакли на французском языке, под её руководством ученики выпускали школьные стенгазеты тоже на французском языке10.
Надежда Андреевна была не только носителем французского языка, но и носителем французской культуры. Уровень подготовки школьников был очень высоким: на соревнованиях ребята получали первые места и в качестве приза имели возможность съездить во Францию на конкурс школьных театров. Надежда Андреевна на переменах всегда была окружена детьми, ученики вечно её расспрашивали или говорили на французском.
В 1972 г. в Омске умер отчим Михаил Колесников11. Надежда Андреевна забрала мать к себе, в Феодосию. Она очень трогательно заботилась и ухаживала за своей матерью и называла её только «мамочка». Нина Владимировна умерла в 1985 г. и похоронена на новом кладбище в Феодосии.

Русская эмигрантка с французской душой в Феодосии
Диплом Надежды Андреевны Суппес. Гренобль, 1945 г.

Летом Надежда Андреевна уезжала к сестре во Францию, иногда и Ольга Александровна приезжала в Феодосию. Последние годы Ольга Александровна работала наставницей молодых рабочих на всё той же трикотажной фабрике в Анси. Она умерла в 2005 г. Во Франции у неё остались потомки.
Несмотря на то, что Надежда Андреевна родилась 28 декабря, свои именины она ежегодно устраивала 30 сентября12, так как это был её день ангела. В уютной однокомнатной квартире на ул. Карла Либкнехта, ныне Земской, собирались близкие друзья, в основном преподаватели, стояла душевная атмосфера. У Надежды Андреевны была старая икона Богородицы «Споручница грешных», которая принадлежала ещё её родителям. Эта икона прошла с ней всю эмиграцию.
Последние дни Надежда Андреевна была окружена добрыми и заботливыми людьми. Она давно дружила с феодосийской старожилкой Татьяной Фёдоровной Яковлевой, которая впоследствии написала о ней в одной из своих книг. Дружила с учительницей немецкого языка Галиной Николаевной Поршневой и её мужем Игорем Борисовичем Григоровым. С последними была очень дружна, и поскольку своих детей у Надежды Андреевны не было, все свои вещи она оставила им. Галина Поршнева много переняла у Надежды Андреевны в сфере преподавания. Надежда Андреевна умерла в 2007 г. и похоронена на новом кладбище в Феодосии, рядом со своей матерью. Она была очень весёлым и жизнерадостным человеком.

Русская эмигрантка с французской душой в Феодосии
Надежда Суппес вместе с Галиной Поршневой. Феодосия, 1980-е гг.

Сегодня феодосийская школа №1 им. Д.М.Карбышева называется школой с углубленным изучением французского языка. В 2017 г. она была признана региональной инновационной площадкой проекта «Театр без границ». В данном проекте применяют элементы театрального искусства для лучшего изучения французского языка. Вклад Надежды Андреевны неоценим, она была «учителем учителей».

Все фотографии и документы находятся в архиве И.Б.Григорова, публикуются впервые.

Русская эмигрантка с французской душой в Феодосии
Надежда Андреевна в Феодосии. 1960-е гг.

Источники и литература
1Яковлева Т. Жизнь продолжается. Феодосия, «Копи-центр», 2017. – 64 с. С.2.
2РГВИА ф. 400 оп. 12 д. 27014. Наградной лист Пальмцвейга А.А. 1915 г.
3РГВИА ф. 407 оп. 1 д. 1842. Рукописные списки по старшинству, штаб и обер-офицеров 10-го Особого пехотного полка.
4Яковлева Т. Жизнь продолжается, с.3.
5Кутепов Александр Павлович (1882-1930). Полковник, командующий лейб-гв. Преображенским полком. Георгиевский кавалер. В Добровольческой армии и ВСЮР с 1917.11., командир 3-й офицерской (гвардейской) роты, с 1917.12. командующий войсками Таганрогского направления. Убит 26.01.1930 при попытке похищения в Париже. Волков С.В. Офицеры Росс. гв. М., 2002.
6 Стихи неизвестного шахтера с обложки альбома Михаила Колесникова. Архив И.Б.Григорова.
7Справка от анонимного общества «Искусственный камень» – Бековский и К˚ г.Анси. Архив И.Б.Григорова.
8 Каздым А. Совсем немного о «французском сопротивлении» .
9 Нехамкин С.В. ГУЛАГ под Парижем.
10 Воспоминания Александра Ивлюшкина.
11Свидетельство о смерти Колесникова Михаила Степановича. Архив И.Б.Григорова.
12Яковлева Т. Жизнь продолжается, с.10.

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять