Газета "Победа" Феодосия

Газета "Победа" Феодосийского городского совета Республики Крым

Письма с фронта. Михаил Васильевич Быков

Письма  с  фронта.  Михаил  Васильевич  Быков
Валерий БЫКОВ

Мой отец, Быков Михаил Васильевич, родился в Вологде 12 апреля 1914 года. Перед Великой Отечественной войной закончил Ленинградское Краснознаменное командное пехотное училище им. С.М. Кирова. В Ленинграде он встретил свою любовь – студентку Ленинградского финансово-экономического техникума, и 24 февраля 1939 года они поженились.

Отец служил в 201 воздушно-десантной бригаде (ВДБ) в составе 5 воздушно-десантного корпуса (ВДК) под командованием генерал-майора И.С.Безуглого. А 6 декабря 1939г. родился я.
Лейтенант Быков М.В. был заместителем начальника штаба батальона по оперативной работе в 201ВДБ, расквартированной в Двинске (ныне г.Даугавпилс, Латвия). Когда началась Великая Отечественная война, отцу удалось вывезти нашу семью на попутной машине в тыл. Сборы были короткими. Схватили самое необходимое и документы, мне, полуторагодовалому, достался чайник. С отцом мы перед отъездом так и не увиделись, и не понимали, что нас ждет впереди.
Машина довезла меня, маму и бабушку до ближайшей железнодорожной станции, с которой отправлялись поезда на Москву. Побывав у родственников в г.Химки, мы направились на родину мамы – через г.Галич в деревню Захарово, что в Костромской области.
25.06.1941 года в связи с угрозой прорыва противника в районе Двинска, были задействованы 10 и 201 ВДБ, гарнизон Двинска, а также отдельные части, отходящие с фронта. Но 26 июня Двинск был занят хорошо обученными частями немецкой армии.
Утром 28.06 ВДК силами 9-й и 201-й бригад начал наступление на Двинск, имея слева танки 46-й танковой дивизии. Корпус ворвался в город, но удержаться там не смог и откатился назад. Атаки на Двинск продолжались весь день, но к вечеру части корпуса были отброшены от города и к утру 29.06 отошли на новый оборонительный рубеж. Затем корпус отступил с боями по шоссе Двинск-Остров.
Герой Советского Союза генерал армии Г.И.Хетагуров писал: «Попытки заместителя командующего Северо-Западным фронтом генерал-лейтенанта С.Д.Акимова отбить город частями 5-го воздушно-десантного корпуса полковника И.С.Безуглова окончились неудачей. Десантники, вооруженные только винтовками и автоматами, не в состоянии были сломить сопротивление вражеских танков, поддержанных артиллерией и авиацией. Вражеские бомбардировщики повисли над городом и его окрестностями. Несколько часов они беспрерывно бомбили наши боевые порядки. 5 ДДК был отброшен на 8-10 километров от города».
После упорных и кровопролитных боев в Латвии, 5 ВДК по приказу Ставки Главнокомандования в июле 1941 года был выведен из боев и передислоцирован в район г.Тейково Ивановской области. Под Тейково часть получила новое пополнение, занималась боевой подготовкой. Отец ждал с нетерпением весточки от своей семьи с мест её проживания.

Письма  с  фронта.  Михаил  Васильевич  Быков

Письмо 1. Август 1941г.

Здравствуйте Мама, Валерик и Шуренка! Что-то долго не получал от вас писем. Шуренка! Пиши по адресу: Ивановская область, г.Тейково, до востребования. Может быть скорей дойдет, если по адресу полевой станции. Шура! Сегодня высылаю получку, как получишь сообщи. На днях выслал аттестат со справкой, получили? Шурена! Мама! Валерик. Вся душа изболелась о вас! Ведь денег то у вас все время так и нет.
Вчера сделал 25-й прыжок!
Пока все. Жду ответ.
Целую Вас. Миша.

Письмо 2. 15 июля 1941г.

Здравствуйте мои дорогие Шуренка, Мама, Валерик, Аля. Шлю вам привет и желаю вам наилучшего. Я много думал, как вас разыскать. Но надежды найти вас не терял ни на минуту. Меня больше всего удивляло то, что ни от кого не было ответа вот до последнего дня. В Химки мы послали до 10 телеграмм в разное время и из разных мест. Открытки и телеграмму посылал домой в Вологду. Писал письмо и телеграмму в Саратовскую область, думал, что вы там. Наконец написал еще письмо в Вологду и на этом решил временно остановиться до приезда посланного красноармейца…
Шуреник! Когда получишь аттестат, работу бросай, а болеть тебе на период военных действий запрещаю. Думай о том, как интересна будет наша встреча после войны. Наконец сейчас август месяц, это месяц наших первых встреч. Месяц робкого (не совсем гладкого) нашего сближения… Шурена! Честное слово, как это можно допустить мысль о том, что мы с тобой не будем вместе? Я себе представить не могу…
Целую и обнимаю тебя. Твой Миша.

Так как Тейково находилось не так далеко от Захарово, отцу разрешили съездить туда, чтобы побывать в кругу семьи. Встреча была неожиданной. Как рассказывала мама, в окне она увидела мужчину в плаще, вышедшего из леса и направлявшегося к нашему дому. Состоялась радостная встреча. Мне, полуторагодовалому малышу, эта встреча не запомнилась. Но когда я уже повзрослел, мама рассказала, что в конце июня 1941 года стала практиковаться выброска воздушных десантов в тыл врага, с целью приостановить его наступление. Отец с группой десантников выполнял то же задание. Группа попала в окружение. Им удалось выйти, но пока они добирались до своих, «командировка» в тыл противника слишком затянулась. Мама показала отцу извещение о том, что он пропал без вести.

Письмо 3 21 сентября 1941г.

Все тот же лес
Здравствуйте мои дорогие Шуренка, Мама, Валерик. Шлю вам привет и желаю вам наилучшего.
Шура! Сегодня я отсылаю сразу два письма. Хочу возместить пробел, который получился частью по моей вине и по другим причинам, о которых писать не буду.
Знаю, что ты, Шурена, негодуешь от того, что нет от меня писем и от получения их. Не думай того, что со мной что-нибудь случилось – нет. Или у меня нет времени, чтобы тебе написать – нет. Однако отослать и собрался только сегодня. Я ждал ответа на моё письмо, которое я отослал 3 сентября. Сейчас меня больше беспокоит то, что даже коротеньких открыточек от вас нет. Шура! Пошли письмецо, в котором даже выругай меня – я буду рад его читать о вас хоть немного. Шура! В одной открыточке ты обижаешься на то, что я тебе не позвонил в день отъезда из Захарово. Понимаешь! Только я дошел до станции, подошел какой-то поезд с пассажирскими вагонами без пассажиров. На тихом ходу я сел на него и, проводив глазами Орехово, уехал. В Буй приехал в 10.00 часов утра. Оттуда уехал в 3 часа дня и ехал на нем до глубокой ночи. На следующий день в 11.30 с тремя пересадками прибыл на свою станцию. Ещё идя по городу, я узнал о происшествии в моё отсутствие, – и бежал в холодном поту до самого лагеря – хотел, чтобы это была неправда. Я не знаю, получили ли вы это письмо. (P.S. Я предполагаю, что речь идет об извещении о пропавшем без вести отце).
Сейчас жизнь продолжается по-старому. Сделал ещё три приземления – теперь всего 28. Погода стоит холодная и дождливая, но спать тепло. Получил получку 165 рублей со всеми добавками, рассчитался, только остался должен тебе, что брал на обратный путь и прочее. В ближайшем будущем думаю отдать. А так, Шуренка, ничего, мне кажется, не нужно кроме твоих писем. Напиши, будь другом. До востребования не пиши, так как в городе бывать приходится очень редко, а по доверенности сейчас не выдают.
Вот и всё. Целую всех крепко, крепко. С приветом к Вам ваш Миша.

Письмо 4 21 сентября 1941г.

Лес того же района
Здравствуйте Шуренка, Мама, Валерик, Аля! Шлю Вам привет и только всего наилучшего в вашей жизни.
Милая любимая Шуренка! Открытку, которую ты написала 5-го числа «проездом» получил только вчера. Шуренка! Как приятно разговаривать с тобой, но как редко можно увидеть друг друга почерк. Шуренка! Прошло не больше 15 дней, как мы «простились на мосту», но кажется, что прошло с тех пор 1,5-2 месяца.
Как бы мне хотелось ещё на часик побывать у вас. Но это только мечта (приятно даже помечтать о том, что мы вместе). Шуренка! Напиши, как ты с работой. Я хотел спросить, в чем ты ходишь на работу. Наверное, плохо тебе сейчас. А на меня, наверное, ругаешься, что долго не пишу. Но разве мои письма могут в чем-нибудь помочь в отношении материальном? Каждый день думаю написать, но днём у нас учебные занятия и строим землянки, а вечером сидим без освещения. Но как-то хочется с тобой говорить, говорить обо всём. Я всё думаю о том, что в будущем мы будем жить жизнью такой, о какой говорили как-то раз утром, когда шли в Орехово.
Целую всех. Твой Миша.

3 октября1941 года 5 ВДК в составе 9, 10 и 201-й ВДБ, получивших большой боевой опыт ещё в первые дни войны на рижско-двинском направлении, был переброшен на самолетах в район Орла.
Перед ними была поставлена задача: преградить путь танковой армии Гудериана, наступавшей вдоль шоссе на Тулу и Москву. Десантники в количестве 1359 человек сразу же вступили в бой на окраине города. Были большие человеческие потери. Оставшаяся часть десантников с тяжелыми боями отступила до Мценска.
После того как 11 октября 1941г. положение на Мценском рубеже сравнительно стабилизировалось, бригада в составе корпуса 19 октября перебазирована в район юго-западнее Подольска, а 20 октября переброшена к реке Нара. 20 октября 1941г. бригада вместе с 9-й танковой бригадой перешла в наступление, но контратакой противника была потеснена. Бой продолжался в лесах восточнее района Воробьи.
С 18 декабря 1941года бригада перешла в наступление в общем направлении на Малоярославец и приняла участие в его освобождении 2 января 1942 года. К 12 января 1942 года вышла с северо-запада к Медыни, перехватила шоссе Медынь-Мятлево в 2-х километрах от города и к 14 января 1942 года совместно с частями 53 стрелковой дивизии и 26 танковой бригады освободила Медынь.
В феврале 1942 года по приказу Верховного Главнокомандования 5 ВДК (в том числе и 201-я бригада) отзывается с фронта на переформирование и подготовку к выполнению нового задания. Так с февраля по август 1942 г. части 5 ВДК, в том числе и 201 ВДБ, находились в районе г.Раменское под Москвой.
В начале августа корпус был переименован в 39 гвардейскую стрелковую дивизию, которая получила задание убыть на защиту Сталинграда. 201 воздушно-десантная бригада была переименована в 120 стрелковый полк. Михаил Быков после реорганизации 5 воздушно-десантного корпуса был переведен в другой батальон на должность начальника штаба.

Письмо 5 29 мая 1942г.

Здравствуйте Шуренка, Мама, Валерий, Аля и наследник!
Шлю привет.
Письмо твое получил. Очень долго шло. Написано 14.5.1942 г., а получено 29.5.1942 г. Что-то ты сейчас переживаешь? Радость или горе? Жива ли ты? Наверное, очень слаба. Шура, я уверен и убежден в том, что всё закончилось благополучно. Ты сейчас идешь на поправку. Но кого нам бог дал? Как его или её имя? Шурена! Назови попроще, только не Лидией (это имя холодное). О пацане ничего не скажу – его имя «Максимка». Будет законно. Ведь мы его не ждали, правда? Шуренинка! Я к тебе скоро приеду, а пока высылаю свое фото. Фотографировался 14 мая. Ну Шуренка моя! Набирайся сил скорее. Мы будем вместе навсегда и будем видеть друг друга. Ежедневно, ежечасно. Скоро, скоро, скоро. За всё пережитое тобой – судьба не оставит тебя без внимания.
Будь истинной Шуренкой!
Награждаю тебя орденом «Отечественная война».
Целую Вас всех!
Надеюсь, Валерик теперь у нас «большак».
Ваш Миша.
Письмо 6 9 июля 1942г.

Дорогая Шура!
Открытку твою получил. Шура! Что же это такое, а? Закономерно ли происшедшее? Чем же мы провинились? Уж не тем ли, что ждали дочурку? Нет. Лишним он себя почувствовать не мог. Это просто несчастье наше и его. А больше всего твоё, Шуренинка, несчастье. Видимо жить Михаилу Быкову в 1942 году – не судьба. Бедненький он, где хоть вы его похоронили-то? Неужели я не увижу сына своего, похожего на тебя, Шуренку мою?
Шура! Я отослал тебе два письма – это третье. Шура, помни, что случайностей в жизни не бывает. Для того чтобы развеять тебе тоску, на днях вышлю тебе справку на право приезда к нам. Шура! Если найдешь возможным, хоть на несколько дней – посмотришь, как мы живем. Желание увидеть тебя растет с каждой минутой, но как бы не помешала обстановка на фронтах. Ведь письмо моё пойдет к тебе снова долго-долго. Шуренка! Пишу в обеденный перерыв, который заканчивается. А письмо хочется поскорее отослать, потому что предыдущее письмо отослал ещё 30 июня. Поэтому заканчиваю.
Не горюй милушка моя. Береги Валерку.
Не горюй моя Шуренинка!
Не скучай маленькая мать, жена
В нашей жизни снова всё поправится
В нашей жизни много раз весна.
Целую всех. Ваш Миша
Жду письма
Между прочим, адрес наш скоро будет новый, но ты пиши пока на прежний, все равно дойдет.

Последнее письмо 9 августа 1942г.

Здравствуй Дорогая Шуренка!
И так не дождавшись твоего письма, дождались мы развязки. Надеюсь, ты в курсе всей обстановки. Но почему же не соизволишь написать мне ни одного письма? Удивляюсь и негодую. Шура! Ты правильно делаешь – тренируешь своё сознание и душу быть в разлуке со мной.
Но ведь пока ещё я жив, и почему же ты хочешь так жестоко обидеть меня своим молчанием!
Знаю, что и твое сердце сейчас не на месте, но почему, почему не скажешь мне ни слова, моя Шуренка? Или я уже заживо погребен?!
Ну прости, Шура, меня.
Если будешь хорошо ждать, то как бы не было вернусь. Целую Валерия
Миша.

Шуренка!
Август месяц. Месяц первой нашей встречи. Все как в сказке.., а природа точно копирует и выстраивает в памяти то счастливейшее время… Но ничем сейчас дорожить нельзя так, как нужно дорожить землей, на которой мы живем и которую топчут двуногие звери.
А ты, наверное, сейчас каждый день топаешь в Орехово на работу… Каждый день смотришь на то место, где похоронила сына. Очень редко вспоминаешь меня и говоришь себе: «Забудь, ведь он не вернется».
Правильно, Шуренка думаешь. Никакого желания нет вернуться до тех пор, пока резко не изменится обстановка в нашу пользу.
А изменить мы её должны, понимаешь, должны – иначе ходить по земле стыдно… Казалось бы ничего не украл, а людям в глаза смотреть совестно…
P.S.
Мы идем в бой – гвардейцами.
Привет Маме, Валерию, Але.
Целую тебя крепко, крепко и несу на руках.
Несу с собой. Снова мы с тобой в бою

Через некоторое время мы получили извещение, в котором сообщалось, что Быков Михаил Васильевич пропал без вести, а ближе к концу войны пришло извещение, что он погиб под Сталинградом. Письма от отца мы перестали получать в августе 1942 года. Ему было 28 лет.
В 1944 году маме предложили переехать в Крым в качестве финансового работника для восстановления народного хозяйства. В течение долгого времени она пыталась разыскать сослуживцев мужа, обращаясь письмами в музей ВДВ (г.Рязань), в Совет ветеранов 201 ВД бригады (г.Москва), в Командное пехотное училище им. С.М.Кирова (г.Ленинград). Все эти учреждения горячо откликнулись на просьбу и у мамы завязалась переписка с боевыми товарищами и сослуживцами отца.

Из письма Лямина Николая Петровича – сослуживца отца.
«Мы выехали из Раменского 8 августа и что-нибудь 12-13 августа разгрузились на станции Иловля. Всю ночь шли по пескам, днем на берегу реки Дон отдыхали, а к вечеру стали переправляться через Дон на его правый берег в районе станции Трёхостровская (южнее её). Мишин батальон одним из первых переправился на правый берег, поднялся на плато, и в это время налетели немецкие самолеты, и там был ад. Мы пришли к этому месту несколько позже. Кто-то из наших кировцев сказал, что Мишу Быкова убило во время бомбёжки, так что он не пропал без вести, а погиб. Вам сообщили, что он пропал без вести, видимо, в силу того, что он для того подразделения был человек новый, а отсюда и такие печальные последствия.
С уважением Лямин Н.П.
Москва 25.06.85г.»

Земной поклон вам, сослуживцы и боевые друзья-однополчане, приславшие нам письма: генерал-лейтенант Безуглый Иван Семенович; генерал-лейтенант Лисов Иван Иванович; полковник Овсянников Константин Алексеевич; Лямин Николай Петрович; Кокошинский Георгий Романович; Останин В.П.; Шустов Василий Иванович; Зверев Михаил Павлович, М.Данилов, и всем-всем, кто помнил офицера 201 ВД бригады Быкова Михаила Васильевича.
В музейном комплексе «Дорога памяти», расположенном на территории Главного храма Вооружённых Сил России, размещены фотографии погибших защитников Отечества. Среди них есть фотография гвардии старшего лейтенанта 120 стрелкового полка, начальника штаба батальона Быкова Михаила Васильевича.

Коротко о себе. В Крыму закончил школу. Поступил и закончил МАИ. Работал по специальности в г.Коврове, защитил кандидатскую диссертацию. Там же встретил свою любовь, и вот уже не разлучаемся 52 года. У нас две взрослые дочери тоже получили высшее образование. Они подарили нам трёх внуков. Живем в г.Днепр. Мама до ухода на пенсию работала заведующей Центральной сберегательной кассой Большой Феодосии. Похоронили её в 2007 году.

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять