Скульптор Валерий Замеховский: «Феодосия – это город для человека»Замеховский В.З. в своей мастерской. Июнь 2002 г.

«Феодосийцы в истории России» – особая тема, важная, именно так называется программа гражданско-патриотического воспитания, в рамках которой в Центральной библиотеке им. А. Грина проходят интересные встречи, одна из них – Вечер памяти «Валерий Замеховский – феодосийский скульптор».

Значимость этой личности для нашего города невозможно переоценить. Гуляя по Феодосии, мы видим прекрасные творения рук скульптора. Итак, Валерий Замеховский…
Несколько лет назад об архитекторе, скульпторе Валерии Замеховском были сняты видеосюжеты «По волнам нашей памяти» (из серии «Люди Феодосии»), «Мой город». Первый начинается с работы Замеховского в кузне. Под пылающими жаром углями – раскалившееся докрасна железо. Мастер работает, в итоге перед нашим взором предстаёт фирменный знак «Добрый гений». Валерий Зенонович рассказывает на камеру, как фонтан-памятник был поставлен в 80-х годах 19 века. Он дал городу много воды, и жители на свои деньги в благодарность художнику Ивану Айвазовскому решили поставить скульптуру «Доброму гению». Это была аллегорическая фигура женщины в классическом античном облачении. Её установили в Лазаревском сквере примерно в 26-ти метрах от памятника ныне стоящему Вите Коробкову, затем перенесли в центральный сад у Башни Константина – уже без постамента и чаши. В годы Великой Отечественной войны скульптуру уничтожили. По масштабу она была примерно 2,15 метра. Установка была истинным даром горожан своему доброму гению…
Начав знакомство с Валерием Замеховским с просмотра фильма, где много в кадре Валерия Зеноновича, много его прямой речи, я испытала сожаление, что мне не довелось узнать этого человека при жизни. Знаете, есть люди, за каждым словом которых стоит жизненная мудрость, ориентиры.
Давайте послушаем прямую речь скульптора Валерия Замеховского.

«Здесь мы как-то очень роскошно живём!»

– Феодосия – это какое-то особое образование, которое ограничить даже одним понятием «исторический город» или «селитьба», где люди просто живут и обслуживают какое-то предприятие, или «город у моря», невозможно. У меня было достаточно возможностей сравнивать крымские города, много и подолгу работать в разных частях Крыма, поскольку на разных этапах я занимал определённые положения. Будучи главным архитектором крымской реставрационной мастерской, я подолгу жил на разных объектах Крымской епархии, имел возможность коснуться духовной стороны…
Феодосия – это город ДЛЯ человека. Удивительно органичное образование, своеобразное по своей географической составляющей. Город, который имеет лес, горы, степь и море. Огромный исторический культурный слой в 2,5 тысячи лет. В значительной степени сохранившаяся планировка в старой части города: Форштадт, Карантин, Караимская слобода, Егорьевская… Город с особой пластикой, градообразующим рельефом, разноуровневый по своему потенциалу: и человеческому, и духовному. Всё это вместе для меня – Феодосия.
Здесь мы как-то очень роскошно живём! И это замечают многие, кто приезжает сюда, особенно люди урбанистические. Как сказал мне один архитектор: «Феодосия – это город открытого горизонта». Художник Погребецкий говорит, что Феодосия – город органичный. Я спрашиваю: «Борис, почему?» Он отвечает: «Это город, который построен на месте из того, на чём он стоит, и в этом его органичность».

«А ведь город был исключительно красивым!»

– Я чувствую пробел того, что в культуре целый блок, который создавался в конце 19 века – начале 20-го, был вырван из градообразования. Он был вырван войной, а ведь город был исключительно красивым! Во мне постоянно живёт ощущение необходимости заполнить этот пробел какими-то пластическими элементами. Это болезненное ощущение необходимости, потому что та архитектура и тот пластический ход, который был найден, он был ритмически связан с городом. Феодосия – город пешеходный, и человек должен идти, рассматривая среду, детали, частности, пластику, мягкость линий, ансамбли… Это всё должно здесь присутствовать, иначе город становится ординарным и не соответствует той миссии, которая в нём заложена. Когда я ставил фигуры возле банка – они не самостоятельные, а часть архитектуры. Всё должно быть взаимосвязано.

«Я просто взял гипс и начал лепить»

– Попросил Юрия Павловича Большакова, тот мне дал гипс, на работе отнеслись к моему делу с пониманием… Гипсовую фигуру я перевёл в воск. … «Доброго гения» лепил с супруги, скульптура достаточно долго стояла на Карантине, в церкви Георгия. Она со временем вся развалилась, осталась только голова, и я сделал её заново. В целом это хорошо, что она тогда не случилась – я приобрёл больше опыта. Руководство активно взялось за благоустройство города, и я понимал, что нужно ставить что-то связанное с Айвазовским; что-то в духе итальянских площадей; в стиле южного города. Каждый кусок – он должен быть «занят глазом», чтобы человек чувствовал себя в обитаемой среде. Парковая скульптура тем и хороша, что она очень точечная, концентрирует внимание, останавливает движение, взгляд. «Добрый гений» – это реконструкция как можно ближе к тому, чтобы было мягкое лицо, спокойное, возвышенное, красивый овал. Нам нужно насыщать Феодосию хорошей академической классикой. Воссоздание элементов не должно быть привязано к датам, это просто должны быть аллегорические вещи, несущие на себе элемент покоя.
«Замеховский умел ценить величие нашей старины»

Рассказывает ответственный секретарь феодосийской газеты «Победа» Игорь Татаринцев (Татаринцевы с Замеховскими дружили семьями многие годы):
– Замеховский проходил в нашем городе службу, после которой остался здесь жить. Очень ему понравилась Феодосия своей историей, памятниками. Этот человек умел ценить величие нашей старины. Он служил на Черноморском флоте, и позже создал аллею героев-черноморцев в Морсаду. Это ряд бюстов на постаментах, а в центре стоял памятник. Тогда за несколько месяцев в городе появилась целая аллея памяти. Те первые работы были довольно самодеятельные, поэтому скульптуры убрали несколько лет назад. Валерий Зенонович поставил среди платанов Аллею Героев. Памятник подводникам – тоже его рук творение. А сколько мемориальных досок по городу, которые сделал Замеховский: на музее А.С. Грина, музее Марины и Анастасии Цветаевых, да много!
Человек он был уникальный, масштабная личность. Такие люди штучные. В разные годы газета «Победа» писала о нём. Друзья торжественно звали его «Зенон» – по отчеству. Звучит солидно и антично. Он был подвижником, служил идее во славу Божию. Деньги мало интересовали этого человека. В зрелые годы деятельность Замеховского была связана с реставрацией храмов и зданий. Он занимался, например, реставрацией Введенского храма, там вся ковка, весь металл, архитектурные детали – это его работа. И внутренними работами занимался тоже. Верил в Бога.
Под мастерскую на Караимской фонтанной площади Замеховский построил интересный дом. Мастерская занимала весь цокольный этаж, была и кузница. Я часто бывал у него, мы много разговаривали, я любил наблюдать за тем, как он ваяет очередное своё творение. Все памятники, сделанные им, я видел в процессе производства. Также у него была мастерская на Красноармейской, в том доме, где жил контр-адмирал Григорий Охрименко. У него там была скульптурная мастерская.
У меня есть фотографии, как выбирали место под памятник адмиралу Николаю Соковнину, как формировали площадку под него и производили работы по установке. Улицу Розы Люксембург после установки памятника Соковнину переименовали в Адмиральский бульвар. Место для памятника выбрали центровое, хорошее. Открывали его 30 сентября 2002 года, людей было не просто много на открытии, а очень много. Не припомню больше ни одного подобного мероприятия, где бы было столько людей. Это было событие! Первый шаг к возвращению Феодосией собственной исторической памяти!

Люди – часть истории нашего края

Скульптор Валерий Замеховский: «Феодосия – это город для человека»
Скульптор Замеховский и командарм Федько, Феодосия, 29 июля 2002 г. Фото И.Татаринцева

На фасаде дома, что стоит на пересечении улицы Земской с улицей Галерейной, есть мемориальная доска. Здесь 19 сентября ежегодно появляются живые цветы. Их приносят Замеховскому благодарные горожане. Как правило, это пожилые люди, молодому поколению феодосийцев нужно ещё подрасти, чтобы понять значимость личности Замеховского для нашего города.
Мой коллега Игорь Николаевич Татаринцев привёл меня сюда, мы стояли у памятной доски Валерию Замеховскому… С немного выцветшей фотографии скульптор смотрел на своего друга, а Татаринцев смотрел на него. Я стояла немного в стороне и наблюдала за молчаливым диалогом Игоря Николаевича с человеком, у которого он бывал в мастерской, за движением рук которого следил и был свидетелем рождения постаментов и памятников в Феодосии. С которым дружил. Игорь Татаринцев и сам является историей города… Спешите с ними общаться, впитывать историю города по крупицам, больше их никто не сможет дать знаний и любви к родному краю.

Творческое наследие

На мероприятии, что прошло в библиотеке имени А. Грина, собрались постоянные читатели, феодосийские краеведы и сотрудники библиотеки. Вспомнили жизненный путь Валерия Замеховского, его вклад в дело сохранения исторических памятников Москвы и Крыма, совершили виртуальную прогулку по Феодосии, вспомнив творческое наследие мастера, посмотрели фрагмент интервью, где Валерий Зенонович рассуждает об архитектурном облике Феодосии и важности сохранения исторической части города.
Библиотекарь Елена Мельникова подготовила презентацию, а сотрудники читального зала представили книжную выставку, посвящённую талантливому скульптору и архитектору. Специалисты библиотеки продолжают исследовать творческое наследие Валерия Замеховского и планируют создать фотокаталог его творений в Феодосии.

Что оставил городу Валерий Замеховский?

Проект реконструкции здания Феодосийского краеведческого музея: балконов фасада, портика, проект ограды, ворот и фонтана во внутреннем дворике музея.
Реставрация книг, рукописей, документов.
Реставрация церкви Иверской иконы Божией Матери; храма Сурб Саркис; Всех скорбящих Радости; мечети Муфти-Джами. Архитектурные дополнения и реконструкции кафе «Аркадия», здания банка на ул. Горького, детского сада порта.
Памятники: командарму Федько, адмиралу Соковнину, Афанасию Никитину, жертвам Чернобыля, подводникам – «Витязям морских глубин», жертвам Красного террора.
Скульптурные композиции: Андрею Первозванному, «Доброму гению», Арка Победы на улице Федько, Аллея героев.
Мемориальные доски: Александру Грину, Анастасии Цветаевой, барельеф «Встреча местного населения с Екатериной II» и многие другие.

Елена ЗАДОРОЖНАЯ, фото «Победы»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *