Музыкально-поэтический вечер «Мой Пушкин»

Шестого июня в России отмечают знаменательную дату – 225-летие со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина.

Третьего июня в Крыму открылся XVII Международный фестиваль «Великое русское слово». В этом году организаторов и гостей традиционного форума, посвященного Пушкину, приветствовала Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. А Председатель Госсовета Республики Крым Владимир Константинов в Телеграм-канале написал: «Эта дата всегда имела для нас особое значение, была поводом обратиться к нашей культуре, искусству. В украинский период мы отстаивали эти ценности, наш фестиваль был местом консолидации сторонников идеи Русского мира».
В новейшей истории Крыма, после его воссоединения с Россией, Международный фестиваль «Великое русское слово» проводится в 10-й раз. А свою работу он завершит по традиции 12 июня торжественным празднованием Дня России.
Пушкин и Россия – тема особая. «Я далёк от того, чтобы восхищаться всем, что вижу вокруг себя; как писатель я огорчён.., многое мне претит, но клянусь вам моей честью – ни за что в мире я не хотел бы переменить Родину или иметь иную историю, чем история наших предков, как её нам дал Бог», – это цитата из письма Пушкина П.Я. Чаадаеву (19.10.1836 г.).
То, что Пушкин «явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа», – разглядел в поэте еще Николай Васильевич Гоголь. «Это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет. В нем русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла», – писал Гоголь.
И еще одна цитата: «Кто любит Пушкина, тот за свободу. Кто с Пушкиным, тот за человека, родину и святыню. Если Пушкин завладевает сердцами России, значит, жива Россия», – это слова Бориса Зайцева – прозаика, младшего современника Антона Чехова, Александра Куприна и Леонида Андреева.
Особенным местом для Александра Сергеевича Пушкина в России был Крым. О его пребывании в Крыму написано немало диссертаций и книг, исследован буквально каждый шаг его нахождения на полуострове, куда он прибыл в августе 1820 года и провел здесь три недели вместе с семьей генерала Николая Раевского. В младшую дочь Раевского – Марию, которая впоследствии стала женой декабриста Волконского, поэт, как считают некоторые пушкинисты, был влюблен, а с младшим сыном генерала Николаем был дружен. Именно Николаю Раевскому Пушкин позднее посвятит свою поэму «Кавказский пленник».
Как Пушкин оказался в Крыму? Весной 1820 года поэт, будучи раскритикованным за свои стихотворения, «порочащие статус государственного чиновника», был отправлен в ссылку на юг – в Екатеринослав. Однако там он заболел лихорадкой. К «ссыльному» проявили сострадание и разрешили ему небольшое путешествие.

Пока в России Пушкин длится, метелям не задуть свечу…

Именно тогда поэт в компании генерала Раевского и его семьи отправился сначала на Кавказ, а позже в Крым. Первым крымским городом, где поэт и его спутники пробыли всего одну ночь, была Керчь. До сих пор точно неизвестно, где именно поэт остался на ночлег.
А вечером 16 августа 1820 года Пушкин прибыл в Феодосию – в ту пору главный торговый порт в Крыму. Остановились путешественники у старого знакомого генерала Раевского – бывшего градоначальника Феодосии Семена Михайловича Броневского. В Феодосии Пушкин пробыл два дня. Вечером 18 августа он вместе с Раевскими отбыл морем в Гурзуф.
О пребывании в Феодосии и знакомстве с Броневским Пушкин писал своему брату Льву: «Из Керчи приехали мы в Кафу, остановились у Броневского, человека почтенного по непорочной службе и по бедности. Теперь он под судом – и, подобно старику Вергилия, разводит сад на берегу моря, недалеко от города. Виноград и миндаль составляют его доход. Он не умный человек, но имеет большие сведения об Крыме. Стороне важной и запущенной. Отсюда морем отправились мы мимо полуденных берегов Тавриды, в Юрзуф, где находилось семейство Раевского. Ночью на корабле написал я элегию, которую тебе присылаю».
Известный пушкинский рисунок Золотых ворот, появившийся в черновиках первой главы романа «Евгений Онегин» в 1823 году, свидетельствует о том, что поэт то ли побывал на Кара-Даге, то ли проплывал мимо потухшего вулкана. Интересен его штриховой вариант зарисовки Золотых ворот с бесовской темой. Легенду о Золотых (вернее, о Чёртовых) воротах поэт мог услышать от Броневского.
Первые поэтические строки, навеянные поэту Крымом, родились между Судаком и Алуштой: «Погасло дневное светило, на море синее вечерний пал туман. Шуми, шуми, послушное ветрило, волнуйся подо мной, угрюмый океан…»
Исследователи творчества поэта считают, что пусть и краткое пребывание в Крыму произвело на Пушкина сильное впечатление, у него как будто открылось второе дыхание. Здесь он начал писать поэму «Кавказский пленник», написал несколько лирических стихотворений, сюда позже он «направил» и своего героя Евгения Онегина: «Прекрасны вы, брега Тавриды, когда вас видишь с корабля при блеске утренней Киприды, как вас впервой увидел я…»
Неизгладимое впечатление на Пушкина произвёл Южный берег Крыма. В Гурзуфе путешественники остановились в имении Ришелье. «Я любил, проснувшись ночью, слушать шум моря – и заслушивался целые часы. В двух шагах от дома рос молодой кипарис; каждое утро я навещал его и к нему привязался чувством, похожим на дружество», – писал Пушкин про Гурзуф. Здесь он совершал прогулки вдоль побережья и в горы, ездил верхом к вершине Аю-Дага.
На Южном берегу Крыма Александр Сергеевич побывал и в Алупке, а также в Симеизе, откуда по «Чертовой лестнице» поднимался на вершину Ай-Петри.
К сентябрю 1820 года Александр Пушкин и его спутники добрались до Бахчисарая. В те годы бывшая столица Крымского ханства сохраняла очертания самого настоящего восточного города – все дома были выстроены в два этажа, а их окна были обращены во дворы, так что с улицы жителей нельзя было увидеть. Достопримечательность Бахчисарая – Ханский дворец – Пушкина слегка разочаровал. Поэту, ожидавшему увидеть исконно восточные мотивы, не понравились «новшества» восстановленного интерьера. Дело в том, что здание, сгоревшее в 1736 году, было отреставрировано, а некоторые комнаты были переделаны в «полуевропейском стиле». В полуразрушенном виде находился и Бахчисарайский фонтан. Как позже писал Пушкин: «Из заржавой железной трубки по каплям капала вода». Поэт долго стоял возле «Фонтана слез», затем вышел в сад, сорвал две розы и положил их сверху, на фонтан. Спустя четыре года после посещения Бахчисарая, поэт посвятил фонтану одно из своих самых известных произведений – «Бахчисарайский фонтан».

Пока в России Пушкин длится, метелям не задуть свечу…
И.К.Айвазовский и И.Е.Репин. «Прощание Пушкина
с морем». 1887 г., холст, масло, Всероссийский музей
А. С. Пушкина, Санкт-Петербург

Последним крымским городом, в котором побывали ссыльный поэт и его спутники, был Симферополь. Крымскую столицу путешественники посетили 8 сентября. Где точно проживал он в Симферополе, неизвестно, однако пушкиноведы предполагают, что поэт мог останавливаться по трем адресам. Пушкин приехал в Симферополь из Бахчисарая больным, поэтому, по некоторым данным, его приютил у себя и лечил доктор Мюльгаузен (дом располагался на нынешней Киевской улице за Салгиром). Кроме того, вероятным местом проживания великого поэта в крымской столице можно считать дом губернатора Баранова на нынешней улице Ленина. Есть предположение, что Пушкин также останавливался у французского ученого Феликса де Серра. Имение было большим и занимало всю территорию нынешнего Детского парка.
С крымским периодом связаны важные жизненные впечатления и мечты поэта. В одном из своих писем Пушкин писал: «Среди моих мрачных сожалений меня прельщает и оживляет одна лишь мысль о том, что когда-нибудь у меня будет клочок земли в Крыму…»
Пушкин пробыл в Крыму всего три недели. Но следы его пребывания сохранились на века. Во многих крымских городах есть памятники Александру Сергеевичу. Есть памятник Пушкину и в Феодосии. Здесь два раза в год – в день гибели поэта и в день его рождения– собираются феодосийские литераторы и почитатели творчества Пушкина. Звучат стихи Александра Сергеевича, а к подножию бронзовой фигуры поэта, смотрящего поверх железнодорожного вокзала куда-то в сторону моря, туда, где он 204 года назад проплывал на парусном корабле, возлагаются живые цветы.
Да, у каждого из нас – свой Пушкин, остающийся при этом одним – для всех. «Он входит в нашу жизнь в самом начале и уже не покидает её до конца», – подметил как-то Александр Твардовский.
А как может быть иначе? Как Пушкин может покинуть нас, если он всегда современен? Не про наших ли некоторых современников его слова: «…для коих, где хорошо там и Отечество, для коих все равно: бегать ли им под орлом французским или русским языком позорить все русское – были бы только сыты…»
Больше читайте Пушкина и помните: Пушкин – это наше всё, но не всё наше – Пушкин. И еще: пока он в наших сердцах – жива Россия! Или на поэтическом языке Давида Самойлова, чья строка вынесена в заголовок статьи – «Пока в России Пушкин длится, метелям не задуть свечу…»

Василий ЕЖОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *