Геометрия высокого творчества Светланы Арефьевой

В Русском культурном центре Феодосии работает персональная выставка Светланы Арефьевой «Любимый Крым, любимая Феодосия».

Участники презентации новой выставки, которых у входа в помещение Центра встречала его гостеприимная «хозяйка» – депутат Феодосийского городского совета, председатель городского отделения Русской общины Крыма Татьяна Голуб, обратили внимание на обновленный фасад здания, который украсили крупноформатные репродукции фотографий старой Феодосии.
– Стена у входа в культурный центр преобразилась буквально накануне Дня России. Это волонтерский подарок наших друзей – москвича Вадима Львовича Андронова и Сергея Витальевича Гринь – сына члена Русской общины Инны Игнатьевны Гринь, – рассказала Татьяна Евгеньевна. – Благодаря их помощи мы также отремонтировали окна, вставили стекла, закупили и отреставрировали стулья…
И вот все гости собрались, и их внимание полностью переключилось на главную «виновницу» торжества – феодосийского художника и архитектора Светлану Арефьеву и на её графические и акварельные работы, размещенные в экспозиции выставки.
– Очень знаменательно, что именно в День России открывается выставка замечательного русского, российского художника и архитектора, – подчеркнула, открывая встречу, Заслуженный работник культуры Республики Крым Алла Ненада. – Светлана Михайловна – своеобразная душа Феодосии. Это классик. Её творчество – очень настоящее и очень высокое, – сказала Алла Алексеевна. И эту оценку ни в коей мере нельзя считать преувеличенной. «Душа Феодосии» – это то, что создавали, создают и сберегают, прежде всего, – деятели культуры, творческие талантливые люди. И Светлана Арефьева без сомнения – в их первых рядах.

Геометрия высокого творчества Светланы Арефьевой

Напоминая участникам встречи биографические вехи жизни и творчества художника и архитектора, Алла Ненада рассказала, что Светлана родилась в Ленинграде, но, так как её папа был военный, семья переехала в Приморский край. Там дочь советского офицера и была официально записана, как родившаяся в Приморском крае. Так что начало творческой биографии будущего художника и архитектора – в далёком краю. А страсть к творчеству пролегла через всю жизнь, вдохновение она черпала везде: и в поездке по всему Золотому кольцу России, и побывав в республиках Средней Азии. Незабываемое впечатление произвела на неё поездка в Карелию, где надо было отработать два года после архитектурного техникума. – Увидела музей-заповедник «Кижи», потрясающее деревянное зодчество, изумительно красивая церковь, построенная без единого гвоздя, – восхищенно рассказала она в ходе встречи.
Феодосия для Светланы Арефьевой стала родным городом с 1954 года. Здесь она работала в проектном бюро при Управлении архитектуры Феодосии, затем – главным архитектором в институте «Крымтуртпроект». В 1978 окончила Московский архитектурный институт. В 1989 вступила в Союз архитекторов СССР.
По проектам архитектора Арефьевой в Феодосии и в Крыму построено более двух десятков объектов. Это туристические комплексы, гостиницы, здания. В том числе – базы отдыха «Орлиный залёт» и «Нижнезаморская», база «Карабах», Красноперекопский краеведческий музей, гостиница «Алые паруса» в Феодосии и уютный «Домик садовника» возле Дачи Стамболи.
Талант архитектора с блеском реализовался в заново отстроенной в Феодосии церкви Всех Святых, расположенной на территории старого городского кладбища. Это строительство шло с 1999 по 2005 год. Проект создавался архитектором по фотографиям старого храма, разрушенного в 1961 году. Каменная одноглавая однопрестольная церковь, с трапезной и двухъярусной колокольней в связи, была возведена на месте снесённой старой церкви. А в 2015 году Светлана Михайловна стала главным архитектором проекта «Распахните сердца для памяти», в рамках которого в часовне Шкариных при храме Всех Святых был создан музей Крымской войны 1853-1856 годов.
Уникальна и построенная в Щебетовке по проекту Арефьевой церковь Вознесения Господня. Кстати, до её возведения на территории этого посёлка совсем не было религиозных сооружений, и православные верующие, чтобы помолиться, обвенчаться или заказать панихиду ходили на службы в расположенный в горах Кизилташский монастырь.
Представляя автора выставки, Алла Ненада отметила, что Светлана Михайловна очень скромный человек. И это не удивительно. А разве вы не замечали такую закономерность: чем человек талантливей, чем больше за его плечами настоящих дел, тем он скромнее? А громче всего о себе заявляют к месту и не к месту как раз те, которые… Ну, вы поняли. Как тут не вспомнить народную мудрость, которая всегда была, есть и будет актуальной: «Талантам надо помогать, бездарности пробьются сами…»
– Выступать – не умею. Мне легче что-то сделать, нарисовать, построить, – так начала свое выступление Светлана Михайловна, когда её попросили рассказать о себе и своём творчестве. И, наверное, не случайно первым делом она вспомнила совместную работу с издателем, директором Издательского дома «Коктебель» Дмитрием Лосевым.
– Очень необычное предложение поступило от Димы Лосева, с которым мы интересно познакомились. Я в то время работала в здании архитектурного управления на втором этаже. Спускаюсь по тёмной лестнице, и вдруг навстречу идёт молодой человек с велосипедом. Спрашивает: «Вы – Арефьева?», отвечаю – «Да». «А я – Дмитрий Лосев. Давайте с вами издавать книги. Вы будете рисовать, а я буду писать». Говорю ему, что никогда в жизни не делала книжных иллюстраций, а он в ответ: «А я никогда не издавал книги. Давайте начнём вместе».
Очень долго шла эта работа. Рисовать приходилось много. Альманах «Крымский альбом» тогда стал настоящим литературно-краеведческим событием, произвел очень большое впечатление и в Феодосии, и в Крыму, и за его пределами.


– Книга издавалась и в Москве, и в Питере. Дмитрий искал и находил уникальные материалы, давал их мне, я их читала, а потом рисовала. Потому что рисунок должен был соответствовать тексту, соответствовать времени и настроению автора текста, – рассказывает Светлана Михайловна.
Графические работы Светланы Арефьевой – это совершенно отдельная тема. Её графика очень притягательна. Светлая, лёгкая, воздушная, где чувствуется рука не только художника, но и архитектора. А главное – её графические работы гениально просты. И узнаваемы. Их ни за что не спутаешь с графическими работами других авторов. И узнаваемость эта – не только в характерном арефьевском абрисе силуэтов деревьев, но и в смещённых и совмещенных фантазией художника феодосийских пространствах. Пространствах, хранящих дух крохотного городка, приютившегося в тени средневековых башен. Вот – купол Казанского собора, а на балконе здания, что напротив,– воздушный женский силуэт. А дальше – на изгибе Феодосийского залива угадываются контуры Дачи Стамболи. Вот – Башня Святого Константина, а вот – стены Генуэзской крепости среди пустынных, насыщенных исторической тоской, холмов Карантина. Вот – Фонтан Доброму гению на фоне размытых склонов хребта Тепе-Оба, а вот – как ей это удаётся! – нарисовать до боли узнаваемые, но в реальности не существующие старые мощеные феодосийские улочки? Настоящая мистика!
С Издательским домом «Коктебель» Светлана Михайловна сотрудничает с 1995 года. И именно в этой работе она по-настоящему раскрылась как гениальный график. Её рисунки украсили не только восемь блистательных выпусков «Крымского альбома», но и сборник рассказов Александра Грина «На облачном берегу», роман Грина «Недотрога». Художником были сделаны иллюстрации к стихам Владимира Павлова и Аллы Дерюгиной, к первому переизданию знаменитых «Крымских очерков» видного русского писателя Сергея Евпатьевского, к «Киммерийским этюдам» волошиноведа Владимира Купченко и другим печатным изданиям.
А рисовать, как она сама призналась, Светлана научилась в Феодосийской художественной школе. Четыре года проучилась у Николая Акимовича Шорина, до сих пор считая его одним из своих главных учителей. Потом поступила в Ленинграде в архитектурный техникум. Работала в Феодосии, а потом окончила Московский архитектурный институт.
– В первый раз была в Москве, – рассказывает Светлана Михайловна о своем поступлении в МАРХИ. – Так с чемоданом и пришла прямо в институт. У нас были такие преподаватели, что из института уходить не хотелось. Столько нового и неожиданного узнавали по всем предметам…
Там Светлана научилась рисовать по- настоящему. Чтобы поступить в институт, надо было сдать рисунок. В МАРХИ давали очень хорошую подготовку по рисунку и живописи, а диплом Московского архитектурного института, как отметила его выпускница, – это пропуск к заказу любой сложности. Например, когда потребовалась реконструкция «Домика садовника».
– Он был полностью развален, – вспоминает Светлана Михайловна. – Когда мы вошли с реконструктором Артёмом Подвинцевым в помещение, где раньше было кафе, там был ужас – всё разбито вплоть до перекрытия! По чертежам полностью восстановили. И сейчас там всё сделано так, как надо, в едином комплексе с гостиницей «Алые паруса» и гостиничным парком. А перед этим я долго разговаривала с заказчиком «Алых парусов». В конце беседы меня спросили: «А что вы окончили?» И когда я ответила, что МАРХИ, – вопросов больше не возникало, всё открылось сразу, и никто мне не мешал работать.
Мало кто знает, что Светлана Арефьева вместе с феодосийским скульптором Борисом Лецем участвовала и в конкурсе на создание памятника генералу Петру Котляревскому, а также является автором проекта возрождения в Феодосии собора Александра Невского – храма, возведенного в ознаменование присоединения Крыма к России в 1783 году и освящённого Архиепископом Таврическим и Симферопольским Гурием в 1873 году в честь 100-летия освобождения Крыма от османского владычества.
Об этом напомнил, поздравляя автора выставки, гость из города-побратима Кронштадта Александр Горошко. Александр Михайлович – экс-глава Кронштадтского района Санкт-Петербурга, – человек, живущий, как говорят, «на два города». – Здесь меня называют «кронштадтским», а в Кронштадте – «феодосийцем», – представился он, отметив, что со Светланой Михайловной познакомился, «когда начали работать над возрождением собора Александра Невского. Сюда приезжали маститые архитекторы. Ни у кого не возникло мысли, что главная в инициативной группе – Арефьева».
В основе идеи проекта строительства храма, который был финансово поддержан Санкт-Петербургским Международным благотворительным фондом «Константиновский», – восстановление исторической справедливости, воссоздание православной святыни на историческом месте в память о русских воинах. К сожалению, проект до сих пор так и не реализован, и как вы понимаете – не по вине архитектора.

Среди нереализованных проектов Арефьевой – реконструкция Митридатского комплекса в Феодосии. Этим вопросом сотрудница проектного бюро при Управлении главного архитектора города занималась с 1993 года. Работа феодосийского архитектора была вынесена на совместное заседание градостроительного совета и Союза феодосийских архитекторов. Проект был утвержден единогласно, но, к сожалению, он не осуществился. Также нереализованным пока остается проект проект возведения стелы «Феодосия – город воинской славы».
Также в зависшей стадии – и реализация проекта памятника-якоря «Кораблям и корабелам», в основе которого будет лежать раритетный семитонный якорь линкора «Святой Евстафий», поднятый со дна Феодосийской бухты в 2020 году. Об этом проекте, осуществляемом при поддержке Союза советских офицеров Феодосии, Феодосийского отделения РВИО, Феодосийского спасательного отряда «Крым-Спас» и Санкт-Петербургского Фонда сохранения культурного наследия, напомнил в ходе встречи председатель Союза советских офицеров Феодосии Антон Грязнов.
Среди участников презентации выставки «Любимый Крым, любимая Феодосия» была и Почётный гражданин города Аида Касаткина. Она рассказала, что хорошо знала отца Светланы – Михаила Игнатьевича Арефьева. И упоминание об этом человеке было очень своевременным и уместным. Если бы участник Великой Отечественной, кавалер ордена Александра Невского, орденов Ленина, Красной Звезды и Красного Знамени услышал, как отзываются о его дочери её современники, – он был бы счастлив и горд. Как рассказала Аида Алексеевна, Михаил Игнатьевич одно время работал вместе с ней в исполкоме городского совета. – Тогда штат исполкома был крайне ограничен, раз в пять-шесть меньше, чем сейчас. И Михаил Игнатьевич работал у нас на общественных началах, не получая зарплату. Вот такая была плеяда людей нашего времени, – вспоминает она.
– А со Светланой Арефьевой мы близко познакомились, когда работали над изготовлением и установкой памятника Константину Богаевскому. С этим связана целая история. Светлане Михайловне пришлось сделать несколько проектов с привязкой к разным местам. В этой совместной работе я увидела в ней очень трудолюбивого и очень скромного человека, – рассказала Аида Алексеевна.
Встреча, прошедшая в теплой и дружеской обстановке, завершилась общей фотографией на память. Выставка Светланы Арефьевой «Любимый Крым, любимая Феодосия» открыта для посещения в дни работы Русского культурного центра.
Редакция «Победы» желает Вам, уважаемая Светлана Михайловна, реализации нереализованных проектов, новых интересных заказов и, конечно же, неиссякаемого творческого вдохновения!

Василий ЕЖОВ, фото автора