Газета "Победа" Феодосия

Газета "Победа" Феодосийского городского совета Республики Крым

«Я лиру посвятил народу своему…»

«Я  лиру  посвятил  народу  своему…»

Титульный лист новой книги, изданной в Феодосии в 2020 году

Эдуард АБРАМОВ, член Союза писателей России

К 200-летию посещения А.C.Пушкиным Феодосии и Крыма

Быстротечность нашего времени по-особому ярко проявилась в связи с различными памятными датами, которые нам довелось отмечать в течение первых десятилетий нынешнего, ХХI века.

Их было много, самых разных, и все они – и радостные, и горькие, великие и не очень, связаны с явлениями, событиями и фактами, сыгравшими свою неповторимую роль в жизни, истории и культуре нашей Родины и нашего народа.
6 июня 2019 года Россия торжественно отметила 220-летие со дня рождения своего величайшего поэта – Александра Сергеевича Пушкина, а в текущем году исполняется ровно двести лет с того счастливого для нас дня, когда молодой гений, Солнце русской поэзии, впервые ступил на крымскую землю и вечером 16 августа (или ранним утром 17 августа) 1820 года прибыл в Феодосию.
Немногим российским городам выпала такая удача и честь. Хотелось бы верить, что так было предопределено свыше, хотя, конечно, немало этому поспособствовал «Его величество случай». Невольно возникает вопрос: а были ли вообще в России известные поэты до Пушкина или после него? Ответ на него только один: да, были! Лишь простое перечисление их имён заняло бы слишком много времени и места. Назовём хотя бы некоторых современников Александра Сергеевича, внесших заметный вклад в русскую литературу: Евгений Баратынский, Пётр Вяземский, Александр Грибоедов, Василий Жуковский, Кондратий Рылеев, Фёдор Тютчев и, наконец, Михаил Лермонтов.
Но пушкинская поэзия всегда по праву занимала и будет занимать особое место, поскольку именно она стала первой русской классической книгой в мировой литературе, что было признано не только просвещенными людьми России, но и простым народом.
Творчеством многих русских и мировых поэтов обогатились мы и после Пушкина, но именно он и сегодня остаётся в центре нашей духовной жизни. Мы обретаем его поэзию с рождением, первой колыбельной песней, сказкой, первым разученным стихом, первыми чувствами, которые вызывают в нас жизнь и природа.
Мир его поэзии совершенно неотделим от нашего чувственного мира. И чем полнокровнее и богаче становится сама жизнь наша,чем шире круг возможностей, чем глубже мир наших переживаний настроений, чувств и наслаждений, тем дороже она нам как неиссякаемый духовный источник.

«Я  лиру  посвятил  народу  своему…»
Г.Н.Веселов. Пушкин. Путь в Гурзуф. «Погасло дневное светило…» 1940-е гг.
  • * *
    Александр Сергеевич Пушкин посетил Крым, или, как тогда его называли, Тавриду, молодым человеком: 6 июня 1820 года емуисполнился 21 год. Нередко это его путешествие называют южной ссылкой юного поэта. Фактически было не совсем так.
    Ещё лицеистом Пушкин осознанно обозначил для своего поэтического творчества очень высокую планку. В послании к старшему другу, участнику Отечественной войны 1812 года Петру Чаадаеву, он вдохновенно выразил своё главное предназначение:
    «…Пока свободою горим,
    Пока сердца для чести живы,
    Мой друг, Отчизне посвятим
    Души прекрасные порывы!
    Товарищ, верь! Взойдёт она,
    Звезда пленительного счастья
    Россия вспрянет ото сна
    И на обломках самовластья
    Напишут наши имена…»
    Позже, в 1817 году, в рукописных листовках по всей северной столице расходится пушкинская «Ода Вольность», в которой юный поэт обращается непосредственно к сильным мира сего:
    «…Увы! Куда не брошу взор –
    Везде бичи, везде железы,
    Законов гибельный позор,
    Неволи немощные слезы;
    Владыки! Вам венец и трон
    Даёт Закон, а не природа;
    Стоите выше вы народа,
    Но вечный выше вас Закон».
    А в 1819 году появляется непревзойдённое по своему смыслу и содержанию, исполненное трагического пафоса и огромной любви к своим землякам-селянам, составлявшим в те времена три четверти всего населения необъятной России, посвящённое им стихотворение «Деревня», завершавшееся острейшим политическим вопросм:
    Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный
    И рабство падшее по манию царя,
    И над отечеством
    свободы просвещенной
    Взойдёт ли наконец
    прекрасная заря?».
    Понятно, что на столь «возмутительные» стихи власть должна была как-то реагировать. А кроме того, в ту пору по рукам многих ходили острые пушкинские эпиграммы на военного министра Аракчеева, министра просвещения князя Голицына и некоторых других видных деятелей правительства того времени, и даже на самого императора Александра Первого.
    Действительно, в высших кругах обсуждался вопрос о необходимости высылки из столицы «возмутителя спокойствия», но в итоге было принято более лёгкое решение: отправить Пушкина не в северную ссылку, а перевести в Екатеринослав (ныне город Днепр), в канцелярию генерала Инзова, управляющего колонистами в южнорусских областях. 6 мая 1820 года Пушкин был отправлен к новому месту назначения. Однако он пробыл там недолго. После купания в холодном Днепре поэт простудился и слёг. К счастью, в те дни, проездом на Кавказские минеральные воды, там оказался придворный генерал Н.Н. Раевский с двумя дочерьми – Марией, Софьей и сыном, ротмистром Николаем, с которым Пушкин был не просто знаком, но и состоял в дружеских отношениях.
    По договорённости с генералом Инзовым поэт продолжил путешествие с семейством Раевских, чтобы укрепить здоровье на курортах Кавказа, а затем погостить и в их имении в Гурзуфе.
    Генерал Инзов с уважением относился к поэту и его творчеству, был в числе поклонников популярной сказочной поэмы Пушкина «Руслан и Людмила» и не устанавливал для него каких-либо ограничений в сроках прибытия на службу, тем более что попечительский совет, который он возглавлял, в скором времени должен был отбыть к новому месту дислокации, в город Кишинёв.
    Итак, отдохнув на Кавказе, вечером 12 или утром 13 августа, Пушкин с Раевскими прибыли в Тамань. Из-за волнения моря они смогли переправиться в Крым лишь 15 августа и, пробыв в Керчи два дня, выехали в Феодосию. В нашем городе они расположились на краткий отдых на даче бывшего градоначальника, статского советника Семёна Михайловича Броневского. Дача располагалась недалеко от берега моря, на территории нынешнего санатория Министерства обороны России. Она представляла собой небольшой одноэтажный деревянный домик из 4-5 комнат, украшенный застеклённой верандой. К сожалению, в годы войны 1941-1945 гг. дача была полностью разрушена, от неё остался лишь фундамент. И тем не менее, сердца и души феодосийцев и сегодня согревает мысль о том, что реальный Пушкин, в человеческом живом облике, пусть и недолго, но пребывал в нашем городе, ходил по его улицам, бродил по берегу залива, дышал тем же, что и мы, чистым морским воздухом, укрывался от августовской жары в прохладе грота, любовался чудной панорамой с Тепе-Оба…
    Память об этом бережно хранится новыми поколениями его поклонников и почитателей. Теперь в Феодосии можно пройтись по улице, носящей его имя, постоять у Пушкинского грота на территории нынешнего военного санатория, на зданиях которого открыты мемориальные доски. Любимым местом феодосийцев и гостей стал Пушкинский сквер, расположенный в самом центре города. В нём установлен прекрасный, в полный рост, бронзовый памятник поэту, к подножию которого ежегодно, 6 июня и 10 февраля, возлагаются букеты живых цветов, возле которого собираются современные юные и убелённые сединами поэтические дарования, читаются пушкинские строки.
    Но вернёмся к теме. Из Феодосии путешественники отбыли в Гурзуф морем, на бриге «Або». Это было единственное плавание в жизни поэта, и оно произвело на Пушкина огромное впечатление. Ночью 18-го августа, на палубе парусника, Александр Сергеевич набросал свою известную элегию «Погасло дневное светило», в которой образно передал все обуревавшие его переживания. А позднее он ещё раз выразил свои чувства особыми словами, за которые мы, крымчане, будем ему всегда признательны и благодарны.
    «…Прекрасны вы, брега Тавриды,
    Когда вас видишь с корабля,
    При свете утренней Киприды,
    Как вас впервой увидел я!»
    Хотелось бы напомнить ещё один интересный и достоверный факт: из Гурзуфа Пушкин отправил в Санкт-Петербург письмо своему младшему брату Льву Сергеевичу, в котором, описывая путешествие, он признаётся: «Дни, проведённые мною в Крыму – это счастливейшие минуты моей жизни. Там, в Крыму, колыбель моего Онегина».
    Доподлинно известно, что именно в Гурзуфе Пушкин сочинил ещё одно стихотворение, посвящённое Крыму и достойное того, чтобы привести из него отрывок:
    «Редеет облаков летучая гряда;
    Звезда печальная, вечерняя звезда,
    Твой луч осеребрил увядшие равнины,
    И дремлющий залив, и чёрных
    скал вершины;
    Люблю твой слабый свет
    в небесной вышине:
    Он думы разбудил, уснувшие во мне.
    Я помню твой восход,
    знакомое светило,
    Над мирною страной,
    где всё для сердца мило,
    Где стройны тополи
    в долинах вознеслись,
    Где дремлет нежный мирт
    и тёмный кипарис,
    И сладостно шумят полуденные волны».
    Во время пребывания в Гурзуфе Александр Сергеевич успел посетить Ханский дворец в Бахчисарае и мужской монастырь на мысе Фиолент. Итогом первой поездки стала поэма «Бахчисарайский фонтан».
    А далее поэт, уже один, через Симферополь прибыл в Кишинёв, затем был определён на службу в Одессу – к губернатору графу Воронцову, который впоследствии, по согласованию с петербургским шефом жандармов Бенкендорфом и с ведома императора, отправил поэта в северную ссылку, в Михайловское, Псковской губернии. Одной из причин этому стали несложившиеся отношения с генерал-губернатром, на которого Пушкин даже сочинил получившую широкую известность эпиграмму:
    «Полу-милорд, полу-купец.
    Полу-мудрец, полу-невежда.
    Полу-подлец, но есть надежда,
    Что станет полным наконец!
  • * *
    В газетной статье практически невозможно показать всё разнообразие необъятного пушкинского таланта, поэтому попытаюсь хотя бы схематично обозначить главные вехи его творчества.
    Прежде всего необходимо подчеркнуть, что Александр Сергеевич Пушкин является родоначальником новой русской литературы, создателем русского литературного языка. По духу и образу мышления он был близок к декабристам. Стоит напомнить, что среди руководителей тайного Северного общества был его друг, поэт Рылеев, казнённый впоследствии. Два близких товарища Пушкина по лицею – Иван Пущин и Вильгельм Кюхельбекер – после подавления восстания 1825 года были пожизненно сосланы в Сибирь. Своё отношение к выступлению декабристов поэт выразил в известном обращении к ним:
    «Во глубине сибирских руд
    Храните гордое терпенье,
    Не пропадёт ваш скорбный труд
    И дум высокое стремленье.
    Оковы тяжкие падут,
    Темницы рухнут – и свобода
    Вас примет радостно у входа
    И братья меч вам отдадут».
    Это послание поэта дошло до сибирских узников, и они даже ответили Пушкину своим посланием. Но это было позже…
    (Окончание следует)
«Я  лиру  посвятил  народу  своему…»
А.М.Опекушин. Портрет Пушкина. 1875
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять