Газета "Победа" Феодосия

Газета "Победа" Феодосийского городского совета Республики Крым

Под «Алыми парусами» надежды

Под  «Алыми  парусами»  надежды

Анна Нерозина, директор «Алых парусов»

Василий ЕЖОВ

Сегодняшний гость газетной рубрики – человек неординарный и амбициозный, настоящий профессионал, влюбленный в свой дело, – директор курортного комплекса «Алые паруса»
Анна Андреевна Нерозина.

Знания и опыт профессионального отельера, к тому же успевшего поработать в крымском правительстве, безусловно, ценны и важны особенно сегодня, когда курортно-туристическая отрасль Крыма столкнулась с невиданным ранее вызовом, связанным
с пандемией COVID-19.
– У меня 13 лет гостиничного опыта. До работы в Крыму семь лет работала в крупнейшей гостиничной сети «Reikartz hotel group». После этого у меня – три года совминовской работы, я дважды замминистра. Была заместителем министра курортов и туризма – начальником управления маркетинга и развития при Сергее Валентиновиче Стрельбицком и заместителем министра внутренней политики, информации и связи при Дмитрии Анатольевиче Полонском. И на этом моя государственная карьера была закончена. Я, как в армии, отдала три года и вернулась в любимый отельный бизнес. Это то, чем я планирую заниматься всю жизнь, – говорит Анна Андреевна, отвечая на просьбу корреспондента «Победы» рассказать немного о себе. Добавлю, что, придя в 2015-м в Министерство курортов и туризма Крыма, Анна Нерозина, имея опыт работы топ-менеджером сети отелей в России, Украине и Швеции, на посту замминистра запустила Туристический портал Республики Крым и «горячую линию» «Вежливый Крым», организовала систему инфотуров ведущих тревел-блогеров и вебинаров о Крыме для туркомпаний России и СНГ.

– Уход из власти… Это был ваш выбор?
– У меня закончился контракт, и я попросила не продлевать его, потому что очень хотела вернуться в бизнес.

– Курортный комплекс «Алые паруса» без преувеличения можно назвать флагманом этой отрасли не только в Феодосии, но и во всем Восточном Крыму. Что в себя включает
курортный комплекс?
– Это ряд курортных бизнесов. Это два отеля – четырехзвёздного и трёхзвёздного уровней, это гордость нашего города – Дворец культуры и творчества «Чайка» с киноконцертным залом, Музеем рыбы и рыболовства. Это также пять ресторанов, из которых два постоянно действующих круглогодично и еще три открываются на лето, это – кофейня, Центр красоты и здоровья «АсСоль», предоставляющий широкий спектр услуг в области косметологии и СПА-процедур с единственным в Восточном Крыму плавательным бассейном, это – тренажерный зал «Жим Клуб Поддубный» с самым современным электронным бесконтактным проходом. Плюс – пляж «Алые паруса», который входит в десятку лучших пляжей в Крыму. Мы продолжаем проект «Домик Садовника». Он находится на территории нашего парка и, думаю, скоро порадует всех жителей города. В свое время это был единый ансамбль с Дачей Стамболи. Потом, в украинские времена, там был ресторан. Сейчас это наша собственность, мы его восстанавливаем, приводим в невероятно красивый вид. Это очень дорогой проект, и он будет очень напоминать по фасаду Дачу Стамболи, хотя мы этого не обязаны были делать. Это серьезнейший проект с инвестициями, – рассказывает Анна Андреевна.

– А что там будет?
– Там будет детский Центр развития и очень интересный сувенирный магазин с самым лучшим, что весь Крым – Южный и Восточный, горный и степной – может предложить туристам. Самые-самые
крутые сувениры! Вот такой проект.
Забегая вперед, скажу, что после интервью Анна Нерозина провела экскурсию в «Домик Садовника», и я убедился, что реставрационные работы здесь ведутся на высочайшем уровне, а строительные материалы – самые современные. Очень дорогостоящий проект, реализуемый с любовью. Как это ни странно для бизнеса, но он, если и окупится когда-нибудь, то очень и очень нескоро. Что, кстати, подтвердила и сама Анна Андреевна. Видно, что делается это больше для души, а не для прибыли.

– Также мы ведем подготовку к реставрации Дачи «Виктория», – продолжает рассказывать директор «Алых парусов». – Это масштабный проект, полностью соответствующий всем нормативам по защите объектов культурного наследия. Этот объект, у которого оформлены все культурные границы, – наша собственность, и там мы планируем создать Дворец Чёрного моря, где будет всё, что связано с Чёрным морем: от познавательно-развлекательных вещей, выставок, композиций, конференций – до его геополитических и природных лечебных факторов, с запланированным
восстановлением соляной комнаты.
В планах у нас – реконструкция восьмого корпуса санатория «Восход», где будет очень доступный отель уровня от нуля до двух звезд, сориентированный на студентов, на людей с небольшим уровнем доходов. И это – первая линия! Вы когда-нибудь слышали, чтобы первую линию сейчас отдавали объектам эконом-туризма? Нет! Там – только богатые дома. Но эконом-класс позволит привлечь в город группы спортсменов, студентов. Я сделаю очень интересный объект, в том числе и оздоровительно-развлекательный, из этого проекта.

– Что касается остальных дач, расположенных на первой линии набережной… Нет ли у «Алых парусов» планов выкупить и их?
– Нет, таких планов нет.

– Чем сегодня, в режиме повышенной готовности, введенном из-за пандемии, занимается ваш коллектив?
– Мы выживаем.

– Как вы выживаете?
– Самое неприятное, что произошло в конце марта, – это фактор неопределенности. Перед любым бизнесменом стал выбор: что делать? Оставлять ли людей? В городе практически весь бизнес закрылся. Практически весь бизнес моего профиля людей отправил в неоплачиваемые отпуска или уволил. Мы так не поступили.

– Это было рискованное решение?
– Это было очень страшное решение, потому что не было понятно, что идет на нас? Будет ли в Крыму огромное количество заражений, смертей и так далее, либо это всё быстро пройдет. Я приняла решение не увольнять людей. 28 марта, когда была объявлена самоизоляция, мы тут же запустили доставку. Наш комплекс – это организм разных бизнесов, разных профилей. Служба ресторанного сервиса – одна из самых многочисленных, и мне нужно было людям дать работу. Я запустила доставку. Доставку мы запустили за одну ночь, поставив свои же машины, своих же людей, разделив смены. Да, работы стало меньше, но она хотя бы есть. За апрель мы сделали сумму достаточную для выплаты заработной платы. Все сотрудники получили зарплату за апрель, все люди получат зарплату за май.

Далее… Ресторан вроде бы запустили, хотя и в таком странном варианте, с доставкой. Мы за три дня сами, никого не нанимая, сделали интернет-магазин, который продает и доставку, и сувениры ко дню рождения от Музея рыбы и рыболовства, и косметику Центра красоты и здоровья, и услуги наших горничных, потому что это стало возможным по разрешенным правительством ОКВЭДам (Общероссийский классификатор видов экономической деятельности. – Редакция). Услуги на выездную уборку, на клининг ковров, на услуги айтишников… Например, вчера мы за триста рублей повесили одной женщине в квартире люстру. Сначала я думала «это не бизнес, это – чтобы люди не скучали. Мы уже трижды отмыли отель, уже нечего отмывать, поработаем на город». Но сегодня у нас по 2-4 заказа в день!

– Как вы оцениваете действия властей по поддержке бизнеса в сегодняшней ситуации?
– Мне оценивать легко, потому что, повторюсь, нам повезло по ОКВЭДам. У нас действительно ОКВЭДы пострадавших отраслей, что далеко не у всех. У нас сложилось так, что мы получили максимум поддержки из всех возможных, что есть. Я знаю огромное количество людей, которые пострадали гораздо сильнее, потому что у них не те ОКВЭды, или бизнес не того размера, слишком большой, а не маленький. Они не получили ничего, и это страшная ситуация и для их людей, и для них самих.
Очень некомфортной для бизнеса была ситуация конца марта и начала апреля. Вот если бы о мерах поддержки по субсидиям, по нулевой аренде земли, по заморозке налогов было объявлено сразу, – очень многих бы людей не уволили. Я рискнула своей репутацией и оставила людей, а многие просто не рискнули и не оставили. И их в этом
сложно винить.
Мне правительственные меры поддержки кажутся нормальными. У нас есть нулевая оценка аренды земли, и это заслуга Главы Крыма Сергея Валерьевича Аксёнова. Это было именно его решение так сделать во всех муниципальных образованиях. Так как мы оказались в списке пострадавших отраслей, у нас нет страховых взносов и пенсионных отчислений, у нас есть возможность отложить на полгода уплату налогов, в том числе единый налог по упрощенной системе налогообложения. Я очень благодарна министру финансов Крыма Ирине Валерьевне Кивико, потому что сокращение этого очень важного налога с оборота с четырех процентов до двух – это хорошая поддержка для нас. Я также претендую на субсидию и рассматриваю вариант кредита, о котором объявил президент. То есть, если ты берешь кредит и в течение года сохраняешь всех людей, то правительство списывает кредит. Он минимальный, он не большой, но, тем не менее, это – поддержка.

Под  «Алыми  парусами»  надежды
Фрагмент фасада феодосийского отеля «Алые паруса»

– Таким образом, ваш риск оправдался?
– Мой, – да. Но огромное количество других людей остались за бортом, о которых, может быть, и подумали, но на поддержку которых просто не хватило крымского бюджета.
Сейчас перед отельным бизнесом станет страшный вопрос: как открываться в курортный сезон, с необходимостью раз в неделю делать тесты на коронавирус всему персоналу? Я подсчитала, что это – миллион двести рублей в месяц. Это – не то что прибыли нет, это из кармана учредителя деньги достают, что неправильно.

– Роспотребнадзор внёс изменения и смягчил некоторые позиции…
– Да, Роспотребнадзор поменял рекомендации к отелям. Действительно, нам не надо будет сдирать ковролин и обои. Спасибо за это, но сдавать ковидные тесты всему персоналу раз в неделю, – это из области фантастики Стругацких… Это невозможно, и это объективно никто делать не будет, если не будет от правительства субсидии на покрытие расходов по этим тестам. Учитывая, что бюджет республики в огромной степени зависит от курортного сезона, я надеюсь, что поддержка какая-то будет,
иначе никто не откроется.

– Какой у вас номерной фонд, и какой контингент гостей отдыхает?
– У нас на данный момент четырёхзвёздный отель – на 53 номера, и в трёхзвёздном – 45 номеров. Планируем расширение. На осень этого года запланировано начало строительства еще одного отеля более доступного уровня. Контингент – процентов 50 постоянные гости.
– Если не секрет, может, назовете некоторые имена ВИП-персон…
– Никогда! Это запрещено. Вы многих этих людей знаете, они постоянные гости, вы их видите в телевизоре. У них есть свои номера, они знают по именам обслуживающий персонал, я знаю их привычки…

– А география?
– Вся Россия. Сейчас у нас, как и у всех отельеров Крыма, на предоплате находится огромная сумма, и по законодательству мы обязаны ее вернуть людям, если сезон не состоится. Эта самая главная проблема, которая до сих пор не решена. Нам не дали возможность, как в других странах, выпустить ваучеры, которые позволили бы нам оттянуть момент возвращения денег. Мы работаем максимально честно, насколько позволяет ситуация. Я лишнего людям не обещаю, но я стараюсь возвращать по возвратам. Но сейчас наступает момент, когда я этого делать уже не могу, иначе я не смогу платить зарплату своим людям.

На днях были приняты поправки в Закон о туризме, которые пока не совсем понятны, возможно, потом будет какое-то постановление правительства, позволяющее выпускать такие ваучеры. Но самая большая проблема в отношениях бизнеса и власти, – нет открытости информации. Я вынуждена выискивать ее сама, звонить, добиваться, потому что четко никто сказать не может: «Да, мы о вас позаботимся, возвратов не будет» или «да, мы о вас позаботимся, ковидные тесты будут субсидированы». При этом искренне, без всякой лести, которой я не страдаю по отношению к нашим государственным органам. Признаю, что им сейчас тяжело управлять ситуацией, и решения крымской власти напрямую зависят от федеральных властей.

– А если оценивать действия местных властей?
– Мне кажется, что городу не хватает команды лидеров, которые бы объединили весь бизнес. Поэтому я ни на кого не надеюсь, просто работаю сама. Работая «на земле», проще сейчас принимать решения за двести человек, чем, находясь во власти, – за все отели Крыма.

– Были ли у вас заселения с момента объявления режима повышенной готовности?
– Все это время мы селили только командировочных. Никаких «черных туристов», да и, честно говоря, спроса не было. У нас сейчас проживают двое военных и три сотрудника организации, также связанной с оборонкой…

– А иностранцы едут?
– Сейчас всё отменилось. Ранее были заявки на небольшие частные группы из Швейцарии, Бельгии, Франции… Слава Богу, не было предоплаты.

– Как вы относитесь к идее внутреннего туризма: это выход из ситуации?
– Я еще в конце марта прогнозировала, что глава Крыма примет такое решение. Это, действительно, разумное
решение. Посмотрим…

– Внутренний туризм – это только бюджетники?
– Нет. Гостиничный бизнес делится на частный и государственный. Бюджетники, пенсионеры, льготники, дети, студенты поедут в подведомственные санатории, которые, собственно, принадлежат государству. То есть государство будет кормить государство. Частники, такие как я, будут выживать тем, что объявят о снижении цен. Я, например, подумываю об акции, чтобы этим летом селить всех крымчан по зимним ценам до тех пор, пока не объявят ситуацию нормальной и я смогу принять москвичей. Потому что у крымчан нет таких денег, чтобы жить у нас по тем же ценам, что и москвичи.

– В самый разгар пандемии вы выложили в соцсетях два ролика, в одном из которых призывали своих коллег-отельеров к самодисциплине, к строгому выполнению положений режима повышенной готовности, а в другом говорили о благотворительности. И прозвучала такая фраза, мол, я сообщаю о том, что приняла решение оказывать благотворительную помощь и больше об этом публично говорить не буду.
– Я и не говорила больше…

– Мне показалось, что этой фразой вы как бы намекаете: сделал доброе дело, помог людям – молодец, но если это помощь бескорыстная, зачем потом везде и всюду рассказывать об этом всему миру…
– Во-первых, я никого не хотела обидеть этой фразой. Но порой чрезмерная пиар-активность некоторых наших волонтёров с логотипами той или иной партии людей, действительно, раздражает… Добро делать – это правильно! Логотипы вешать не нужно. Это моя личная позиция.

– Вы помогали врачам «Скорой помощи»?
– До 31 мая – каждый день, без выходных, с двенадцати до двух сама развозила обеды врачам «Скорой помощи». Это – тридцать человек, это Феодосийская станция скорой помощи, старокрымская и золотопольская. Это не отразилось на бизнес-процессах комплекса, а даже – наоборот: у моих поваров есть работа.

– А если все же в Крыму сезона не будет?
– Это невозможно! Невозможно в Крыму лето отменить! Это все равно, что солнцу запретить светить. Я серьезно так думаю. Где-то к августу все восстановится, иначе – это уже вообще не тот мир.

– Ну, к августу – это поздно…
– Почему поздно? Мы ж, крымчане, знаем, что сезон начинается 15 июня, что бы там не было написано про межсезонный туризм… Ну, пропустим мы полтора месяца, зато больше людей приедет в сентябре. Сезон – сто процентов будет! Да, он будет более бедным, многие не откроются, особенно маленькие кафешки, ресторанчики. Привезут меньше денег, но сезон будет. Иначе рухнет всё.

– Как вы относитесь к тому, что в частном секторе многие расселяют гостей, работая «под чёрным флагом», не платя налоги?
– А как людям выживать? Я не могу к ним плохо относиться, ведь это люди, с которыми я живу в одном городе. Они хотят жить, они хотят кормить детей. Нормально отношусь, и не думаю, что для них были созданы супер условия для перехода в легальное поле.

– Но они же не хотят легализовываться…
– Всего от четырех до шести процентов с оборота, а почему бы и нет? И тогда ты спишь спокойно. Страшнее административное давление от Роспотребнадзора, от городской администрации. Легализация самозанятых – это вопрос коммуникации с людьми. Я считаю, что в этом направлении власть делает мало, а ведь это вопрос авторитета городской власти. И если люди работают, как хотят, под «чёрным флагом» – это отсутствие авторитета власти.

– Работа в условиях пандемии –
это хороший опыт?
– Конечно! Опыт оптимизации расходов колоссальный! Я б такой опыт за десять лет не получила. Зачем, например, заниматься продажей старой техники со склада, когда у тебя всё хорошо? У нас сейчас идет распродажа в конференц-зале. И это хорошая помощь, мы списываем технику с баланса, продаем людям, и это нормально.

– Вы считаете, что после пандемии мир станет другим?
– Он уже стал другим. Разве я могла раньше представить, что мы будем предлагать услуги выездной уборки на дому? Хотя стыдного ничего в этом нет. Это классно, это здорово! И услуги клининга, и выезд айтишников, – всё это останется и после сезона. Это классный бизнес-ход! Сейчас, правда, не очень большой спрос на клининг, но он появится, потому что многие с материка здесь купили квартиры.

Под  «Алыми  парусами»  надежды
Семейный пляж отеля «Алые паруса» входит в десятку лучших пляжей Крыма

– Какие изменения произошли
лично с вами за эти два месяца?
– У меня нет выходных. В одно и то же время просыпаюсь рано утром и ложусь ночью. Научилась меньше тратить. Никогда особенно не экономила, а сейчас трачу очень мало. Поняла ценность команды, которая у нас очень сильная, другой такой в Крыму не знаю. У нас молодая команда, и даже люди, которые значительно старше меня, – очень молоды душой. У нас запрещено ныть. У меня никто не требовал денег, потому что все знают, что в этой ситуации я делаю максимум, что могу. Все придумывают идеи, за мной айтишник ходит по следам и каждые три часа меня достает какой-то новой бизнес-идеей. У меня потрясающий заместитель! Всё, что я придумываю, – всё сразу идет в работу. У нас офигенный шеф-повар! Юрий – чудак, фанатик своего дела, каждый день придумывает новые блюда. Сейчас он одержим идеей взять в аренду теплицу у Минобороны и выращивать там овощи. Я уже по этому поводу провела соответствующие переговоры.
Этих людей я обязана сохранить. И если вдруг произойдет нечто страшное, какой-то непоправимый форс-мажор, и комплекс вообще перестанет работать, я постараюсь всем этим людям найти работу. Но этого не произойдет, сезон будет!
В экстремальных условиях важны гибкость мышления и понимание, что нет ничего вечного, «высеченного в бетоне», любое утверждении может быть подвержено сомнению. Надо быть гибким, придумывать какие-то нестандартные ходы. Главное – выжить. У нас нет огромных денег в запасе, мы как большая семья, потерявшая работу. Если за март комплекс заработал 14 миллионов, то за апрель – полтора миллиона. Я внедрила правила, так сказать, «держать деньги возле комплекса», что особенно важно в условиях кризиса. То есть те же продукты мы стараемся покупать у местных производителей, перестали платить федеральным поставщикам, платим местным. Если я раньше заправлялась бензином у крупного брендового заправщика, то сейчас заправляюсь там, кому
деньги больше нужней.

– Ваши увлечения?
– У меня на них сегодня вообще нет личного времени. И я от этого очень страдаю…

– Анна Андреевна, ваши пожелания читателям «Победы», всем феодосийцам?
– Наверное, странно сегодня прозвучат слова – «сохраняйте спокойствие и жизнерадостность» для тех, у кого нет денег, нет работы и нет понимания, что тебя ждет завтра. Но мы и в хорошие времена не знали, что будет завтра, потому что судьба такова, что с человеком может случиться что угодно и когда угодно. Сейчас просто этой неопределенности стало больше.
У кого-то может создаться впечатление, что вот, мол, сама имеет какие-то большие запасы и всем желает счастья. Это не так. Я себя максимально ограничиваю, я пошла на тотальные ограничения, чтобы жить в таких же условиях, как и мои люди. Поэтому мои пожелания – надо жить. Надо радоваться солнцу, морю, близким, у кого они есть. Это самое ценное. Я сейчас здесь, в городе, одна, моей семьи здесь нет, и, поверьте, это очень тяжело. Тем не менее надо жить и стараться сохранить себя, сохранить честность, чтобы не было стыдно потом за поступки, которые мы совершаем сегодня. Мне не стыдно ни перед моими людьми, ни перед властью, ни перед моими учредителями,
ни перед моими родителями.

– Спасибо, Анна Андреевна!

Интервью записано 22 мая.
В материале использованы фото с личной страницы Анны Нерозиной в Facebook

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять