Газета "Победа" Феодосия

Газета "Победа" Феодосийского городского совета Республики Крым

Золотой юбилей Дома-музея Александра Грина в Феодосии

Золотой  юбилей  Дома-музея  Александра  Грина  в  Феодосии

Феодосийский литературно-мемориальный музей А.С.Грина

Владимир СМИРНОВ, фото автора

Полвека! Этот замечательный, без всякого преувеличения, золотой юбилей – 50 лет со дня своего открытия – отметит 9 июля 2020 года Феодосийский литературно-мемориальный музей А.С.Грина.

Накануне этого знаменательного события, причём не только в культурной жизни города Феодосии и Республики Крым, но и всего постсоветского пространства, корреспондент «Победы» встретился с директором и научными сотрудниками музея.

Как и полагается, первой на вопросы ответила директор Феодосийского литературно-мемориального музея А.С.Грина, Заслуженный работник культуры Республики Крым Алла Кривенцова.

Золотой  юбилей  Дома-музея  Александра  Грина  в  Феодосии
Директор музея Алла Кривенцова

– Алла Владимировна, коллектив газеты «Победа» поздравляет вас и весь дружный коллектив Дома-музея Александра Грина с 50-летием со дня открытия! Скажите, пожалуйста, сколько в настоящее время сотрудников работает в музее? Кого из них вы хотели бы отметить?
– На сегодняшний день в музее работают 23 человека, пятеро из них научные сотрудники. Каждый сотрудник выполняет свою работу, как говорится, за двоих, в связи с тем, что в 1997 году было большое сокращение, и до сих пор нам эти ставки не восстановили. Ранее мы обращались в городскую администрацию, но, к сожалению, она не имеет возможности увеличить нам финансирование и штатную численность.
Поэтому каждый научный сотрудник не только ведёт активную работу по изучению и популяризации жизни и творчества Александра Степановича Грина, но проводит и экскурсии для посетителей, в связи с отсутствием в штате должности экскурсовода. Также наши научные сотрудники, кроме своей научной работы, которую они ведут систематически, проводят открытие выставок изобразительного и декоративно-прикладного искусства, литературно-музыкальные вечера, лекции.
Выделить кого-то из сотрудников сложно, так как все выполняют свои должностные обязанности на высоком профессиональном уровне, отдавая любовь и душу музею, за что им всем моя искренняя благодарность. Нельзя, конечно, отдельно не сказать о наших ветеранах, которые работают почти с самых истоков создания музея. Это старшие научные сотрудники Ковтун Лариса Дмитриевна, Яловая Наталья Васильевна, Панаиоти Ирина Александровна и, конечно же, наша легенда, Заслуженный работник культуры Автономной Республики Крым Ненада Алла Алексеевна. Отмечу, что с Аллой Алексеевной связана целая эпоха. На протяжении всей своей музейной жизни, а это – 41 год, она встречалась, общалась со многими известными современниками. Среди них: знаменитый советский фотограф и военный фотокорреспондент Евгений Халдей; замечательные поэты Марк Кабаков, Расул Гамзатов, Юлия Друнина; актёр Василий Лановой; прима-балерина Большого театра Ольга Лепешинская; режиссёр-постановщик балета «Алые паруса» Асаф Мессерер; балерина Ирина Тихомирова – первая исполнительница партии Ассоль в балете «Алые паруса» и другие известные творческие люди.
Много лет сохраняют нашу сокровищницу-коллекцию Титова Светлана Юрьевна, главный хранитель фондов; Колотупова Светлана Владимировна, старший научный сотрудник.
У нас сплочённый коллектив, люди работают в музее по много лет. Из других сотрудников музея хочу выделить наших смотрителей: Левченко Елену Владимировну, Спирину Ирину Афанасьевну, кассира – Дейнега Наталью Николаевну, а также моего заместителя по административно-хозяйственной работе Изотикову Наталью Викторовну. И отдельная благодарность за работу непревзойденному художнику – Николину Борису Константиновичу, без его профессионализма и творческого подхода к делу ни одно экспонирование выставки на высоком художественном уровне бы не состоялось.

– С какими проблемами и трудностями пришлось столкнуться музею во время пандемии коронавируса?
– Пандемия для нас стала, как говорится, громом среди ясного неба. Она негативным образом отразилась именно на музеях. Не зря Правительство России признало музеи самой пострадавшей отраслью экономики по всей стране. И мы, конечно, не стали исключением.
В связи с тем, что часть наших сотрудников содержится за счёт средств приносящей доход деятельности, пришлось принимать кое-какие организационные меры, чтобы сохранить штатную численность. Проведя сравнительный анализ за аналогичный период прошлого года, мы выявили, что наши убытки за время пандемии составили более 600 тысяч рублей. Для нашего маленького камерного музея это очень существенно. И несмотря на временное закрытие музея для посетителей, отмену массовых мероприятий, мы перешли на онлайн режим работы. Не растерялись, скажем так, и очень хорошо в этом плане поработали. Для наших онлайн посетителей мы представляли новые выставки, выставки из фондовой коллекции музея в социальных сетях Интернета.
Мы очень ждали решения властей об открытии нашего музея. Наконец-то чудо свершилось, и с 15 июня мы открылись. Сейчас мы с радостью принимаем посетителей. Убытки, конечно, мы уже не покроем, но надеемся, что если нам будет совсем тяжело, Администрация города Феодосии нас финансово поддержит. И ещё очень бы хотелось, чтобы наше руководство пересмотрело муниципальное задание на 2020 год в сторону уменьшения, так как за период пандемии, понятно, мы не сможем его выполнить по установленным показателям: выставкам, посетителям, доходам.

– Шесть лет назад Крым добровольно вошёл в состав Российской Федерации. Что изменилось за этот период в развитии музея? Каковы планы музея на ближайшее время?
– В связи с вхождением Крыма в Россию изменилось многое. Первый положительный момент заключается в том, что наш музей получил статус самостоятельного юридического лица, что дало нам возможность пересмотреть ценовую политику, применить новые формы работы, тем самым укрепить материально-техническую базу.
Я руковожу музеем с 2015 года. За это время мы приобрели за счёт наших доходов 11 единиц оргтехники, в том числе: компьютеры, принтеры, кондиционеры, офисную мебель, обновили ресепшен на кассе, что было невозможно сделать при Украине. И что самое важное, мы приобрели за счёт наших доходов дорогостоящее специализированное профессиональное оборудование для фондов музея.
Хочу поблагодарить городскую администрацию, которая нас финансирует на 75 процентов, чего нельзя было сказать, когда мы работали в другом государстве. В соответствии с муниципальной субсидией финансируются зарплата, охранная и пожарная сигнализации, видеонаблюдение, коммунальные платежи. Руководством города нам выделяется довольно серьёзная сумма и на прочие расходы. В прошлом году за счет средств муниципальной субсидии мы приобрели и установили систему охранного телевидения (19 видеокамер), тем самым выполнив одно из мероприятий по антитеррористической защищенности. В этом году, согласно законодательству, мы смогли провести работы по энергоаудиту: подготовили энергетический паспорт, разработали программу энергосбережения и повышения энергетической эффективности музея.
Насчёт планов. Мы ждём ремонта, а точнее – ремонтно-реставрационных работ. Мы подавали заявку ещё в 2015 году, городская администрация включила нас в инвестиционную Республиканскую адресную программу по капитальным ремонтам учреждений культуры Республики Крым. На сегодняшний день имеется проектно-сметная документация, которая прошла все необходимые экспертизы. С нетерпением ожидаем начала работ.
Также мы надеемся осуществить нашу мечту – приобрести интерактивную сенсорную книгу для инвалидов-колясочников. И есть ещё наболевший вопрос – это проблемы с освещением в музее. Нам необходимо профессиональное освещение в нашем мемориале и в залах «Грин и современность». Нами подготовлен проект, и надеемся, что в решении данной проблемы, помогут наши меценаты – банк «Россия». Хочу сказать, что в прошлом году банк «Россия» сделал музею королевский подарок – 8 профессиональных выставочных витрин со светодиодным освещением и
рекламный светодиодный экран.
Пользуясь возможностью, хочу поблагодарить всех своих сотрудников за работу, поздравить их с наступающим юбилеем – 50-летием со дня создания музея, пожелать им здоровья, творческих успехов, осуществления и воплощения в жизнь идей и планов! Также хочу поблагодарить всех, кто любит творчество Александра Грина и приходит к нам в музей. Мы всегда ждём встречи с нашими дорогими посетителями!

…Затем корреспондент обратился к заместителю директора по научной работе Феодосийского литературно-мемориального музея А.С.Грина Алле Ненада.

Золотой  юбилей  Дома-музея  Александра  Грина  в  Феодосии
Алла Ненада рассказывает о четырёх десятилетиях своей работы в музее

– Алла Алексеевна, не секрет, что вы являетесь одним из старожилов музея. В чём для вас заключается значимость и важность Дома-музея Грина для Феодосии?
– Я думаю, что Феодосию можно по праву назвать культурной столицей юга России, потому что в этом небольшом древнем городе всегда были сосредоточены очень мощные, могучие художественные творческие силы. Великий Иван Айвазовский – создатель живописного образа мирового океана; великий Константин Богаевский – создатель романтического пейзажа Крыма, а также исторического облика нашего города; и, конечно, два замечательных автора: поэт Максимилиан Волошин, который называл Феодосию своим городом, и Александр Грин – его произведения переведены практически на все языки народов мира.
Я считаю Грина душой мира, душой Вселенной, писателем, который воплотил все движения, тайны и диапазон человеческой жизни. Поэтому, имя Александра Грина не случайно и по праву утверждено в Феодосии – оно дополняет этот великий венец отечественной культуры.

– Что вы можете рассказать о традициях и образе жизни в семье Гринов?
– Александр Грин по своей человеческой, личностной сущности был человеком уединённым, потому что он постоянно работал, был сосредоточен в себе, в мире своего воображения. Ему было очень комфортно в своем доме, вместе с его замечательной и талантливой женой, Ниной Николаевной, и очень деликатной тёщей, Ольгой Алексеевной.
Он не был человеком публичным, не любил большие компании, не любил привлекать к себе людей. Но людей близких для него, он, конечно, принимал. В Феодосию пешком приходил Максимилиан Волошин, и в каждый свой приход в город он посещал Александра Грина. Бывал у него и Константин Богаевский, и сам Грин тоже ходил в гости к этому художнику, бывал и в Коктебеле. Но в целом, можно сказать, что это была особая аура дома, аура творчества, как бы закрытая от окружающего пространства.

– Что для вас значит и в чём ценность литературного наследия писателя Александра Грина? В чём феномен его успеха и востребованности?
– Вот именно в том, что он является творческой личностью, которая смогла проникнуть в суть человеческого духовного мира – от маленького ребёнка и до седого старца.
Он вывел, как известно, формулу любви, формулу встречи двух любящих сердец – это «Алые паруса». Он вывел формулу необходимой помощи любому человеку, образ волшебной силы, которая спасает нас в трудную минуту, – это «Бегущая по волнам». Образ летающего человека Друда в «Блистающем мире» – это тоже символ человеческого творческого полёта и его, по сути, духовного отъединения от каких-то меркантильных земных интересов. То есть душа человека должна летать, должна парить, должна жить высоким.
Поэтому Грин близок всем. В любом народе есть то главное, что движет человеком, что движет его судьбой, его внутренним миром, что помогает ему воскреснуть, восстать из мёртвых, что заставляет его бежать по волнам, что поднимает его в небо. Всё это – Александр Грин.

– Лично для вас остались ли неизвестные страницы из жизни Александра Грина?
– Для меня, было бы интересно найти какие-то неизвестные письма, воспоминания, страницы дневника, какие-то неизвестные ранее планы произведений, наброски, черновики его творческих задумок. Вот именно это мне интересно.
– Какое ваше любимое произведение Александра Степановича?
– Вопрос этот, конечно, очень сложный, потому что в разные минуты, годы и ситуации жизни ты берёшь что-то гриновское, что тебе подсказывает душа, твой внутренний мир. Но вообще, я всегда восхищаюсь и не устаю перечитывать малые формы гриновских произведений, его рассказы. Я очень люблю все основные его рассказы и, конечно, такие как «Капитан Дюк», «Словоохотливый домовой», «Гнев отца», «Пропавшее солнце». А из больших форм, из романов, наверное, любимая «Бегущая по волнам».
Словом, весь Грин – это одна неразрывная, необходимая нам Книга, Книга загадочной неповторимой жизни…

На вопросы журналиста «Победы» любезно ответила и старший научный сотрудник Феодосийского литературно-мемориального музея А.С.Грина Лариса Ковтун.

Золотой  юбилей  Дома-музея  Александра  Грина  в  Феодосии
Ветеран музея Лариса Ковтун

– Лариса Дмитриевна, вы работаете в Доме-музее Александра Грина практически со дня его создания. Как вы пришли в музей?
– Мечта работать в музее была у меня со школьных лет. Но у нас в стране, как оказалось, ни один вуз не готовил музейных сотрудников. Я поступила в педагогический институт, но желание работать в музее у меня осталось. Так сложилось, что после первого курса института, в 1967 году, у меня произошла интересная встреча с гостем нашего города. Это был молодой человек по имени Сергей. В разговоре он меня спросил, была ли я в Старом Крыму в домике Александра Грина, где в то время жила вдова писателя Нина Николаевна. Я ответила, что не была ни в доме, ни на могиле писателя-романтика.

И тогда, 22 августа, Сергей мне предложил поехать в Старый Крым. Мы купили букеты цветов, возложили их на могиле Грина, а затем зашли в дом к Нине Николаевне. Она в белой одежде сидела в саду в своём кресле. У неё были короткие светлые волосы и небесно-голубые, чистые-чистые глаза. Я даже не помню, столько ли я слушала её рассказ, сколько любовалась ею. Она настолько нас доброжелательно приняла, доверительно рассказала всю биографию Грина, затем провела в дом, где располагалась музейная комнатка писателя, которую она сама создала. Тогда ещё музея, как такового, не было.
Когда мы уже расставались, Сергей достал две книги Александра Грина и попросил Нину Николаевну их подписать. Одну из книг он вручил мне. Это оказался третий том из шеститомного собрания сочинений Грина, где были как раз «Алые паруса». Надо сказать, что женщина, видимо его родственница, которая сопровождала Сергея, очень разгневалась. Она ругала молодого человека за то, что он отдал эту книгу в мои руки. За что? Почему? Она потом и со мной сурово поговорила, сказав, что у него есть девушка в другом городе, и запретила нам встречаться. Так они и уехали, и больше я о нём ничего не слышала. Но знаете, почему-то всю жизнь, мне хотелось и хочется его найти, чтобы сказать ему большое спасибо. Потому что именно он привёл меня к Александру Грину. И благодаря этому я прожила счастливейшую жизнь!
А затем, в 1968 году, зная, что в Феодосии создаётся музей, я решила зайти туда и всё разузнать. Я зашла в музей со своим будущим супругом, накануне нашей свадьбы. Мы прошли во дворик. Нас встретил высокий, худощавый, очень симпатичный человек. Он очень доброжелательно провёл нас в комнаты музея, ещё практически пустые. И он стал рассказывать… Знаете, у него были такие добрые, но, как мне показалось, вглубь себя ушедшие глаза, которые говорили о том, что он что-то продумывает, постоянно о чём-то думает. А когда мы расстались и вышли из помещения, я сказала своему жениху: «Мне так стыдно. Я почувствовала, что этому человеку очень нужна помощь, он искал союзников, а мы же пришли просто из любопытства». Этим человеком был создатель музея Геннадий Иванович Золотухин.
Прошло время, я закончила пединститут и оказалась снова в Феодосии. Мест в школах не было, я стояла в очереди на работу. И вдруг узнаю, что требуется экскурсовод в уже открывшийся музей Александра Грина. Я полетела туда, просто полетела. И тут же была зачислена на должность экскурсовода.

– Вы были знакомы с основателем музея Геннадием Ивановичем Золотухиным и известным художником Саввой Григорьевичем Бродским. Чем они вам запомнились?
– Геннадий Иванович Золотухин был высокоинтеллигентным, очень тактичным человеком. Когда я только пришла в музей, он просто тихонечко наблюдал, не навязывал своего мнения. Помню, в «Корабельной библиотеке» нужно было выставить на полки книги Грина разных лет. Он мне сказал: «Попробуйте их поставить, как вы это видите». Я взяла и аккуратно поставила книги, как обычно – корешками к читателям. Когда он это увидел, то просто улыбнулся и ничего не сказал. Но на следующий день, когда я зашла в «Корабельную библиотеку», книги были расставлены совсем по-другому – обложками вперёд.
Даже в таких мелочах он был тактичным и сдержанным. У него отсутствовала черта нудной поучительности.
А когда он сам проводил экскурсии – это был взрыв эмоций, было что-то необыкновенное! Он настолько красиво, эмоционально, от сердца, от души рассказывал всё нестандартно, не повторялся, всегда всё по-новому. Он завораживал экскурсантов, слушать его можно было часами. К сожалению, позже он был вынужден уехать из Феодосии.
Что касается Саввы Бродского – это был потрясающий художник. Он работал одно время в музее по договору как художник-оформитель. Я познакомилась с ним в 1974 году, когда он приехал из Москвы. И человек он был потрясающий. Он настолько был прост, общался с работниками музея с большим интересом, присутствовал на всех наших вечерах. И когда мы бывали в командировках в Москве, он всегда приглашал к себе домой, в мастерскую. Мастерская у него была чем-то невероятным. Огромный стол, заваленный разными чертежами, бумагами, кистями, карандашами. И над столом – большое зеркало. Я спросила: «А зачем зеркало?» Он ответил: «А как я могу передать характер того или иного героя?» Он был ещё великолепным книжным графиком. Поэтому Геннадий Золотухин именно к нему обратился за помощью по оформлению музея. Бродский тут же откликнулся и сделал великолепный проект. В дальнейшем он периодически к нам приезжал и курировал наш музей. Савва Бродский – самый гриновский художник!

– Можете рассказать об одном из самых ярких эпизодов во время вашей работы в музее?
– Нам всегда очень хотелось сказать людям больше того, что мы говорим во время экскурсий. Мы хотели представить накопленный материал более широкой публике. И у нас родилась идея сделать литературно-музыкальную композицию, посвящённую «Бегущей по волнам». В музее раньше территория была маленькая, мы проводили творческие встречи, но камерно. Мы поняли, что зрителям нравятся подобные встречи, но на них не могло прийти много людей.
И тогда мы самонадеянно замахнулись сразу на Большой зал Городского Дома культуры. Составили сценарий, провели репетиции, украсили зал, на сцене соорудили корабль с подсветкой парусов. Обстановка была в духе романа «Бегущая по волнам». Наше представление прошло при совершенно полном зале. Это было так удивительно. Людей было настолько много, что они стояли даже в проходах и сидели на подоконниках. Зал с замиранием слушал наш маленький спектакль. Нас это настолько удивило и потрясло, что мы поняли, как это людям важно, как это нужно.

– За историю существования музея, какое время было самым многочисленным по посещаемости?
– В семидесятые и восьмидесятые годы прошлого века был настоящий музейный бум. Было такое огромное количество людей, желающих попасть в наш музей, что очередь от кассы тянулась на весь квартал. Это в основном отмечалось
в летний период, но посещаемость была круглогодичной.
Помню, как однажды коллега из Москвы спросила: «Какая у вас посещаемость?» А на тот год у нас была особенная посещаемость – 300 тысяч человек за год. И она сказала: «Боже! Да у вас такая же посещаемость, какую дают вместе взятые 12 московских литературных музеев!» Мы тоже тогда очень удивились этим цифрам.

– Ваше любимое произведение писателя Грина?
– Вы знаете, я сама себе неоднократно задавала этот вопрос. Я не могу на него ответить, потому что в каждом рассказе, в каждом романе этого замечательного писателя меня захватывают совершенно уникальные, афористичные фразы, такие мудрые мысли, что каждый раз я влюбляюсь в это произведение. Я люблю всего Грина, начиная с его портрета, когда впервые увидела его на фотографии.

Коллективное интервью сотрудников музея завершилось ответами старшего научного сотрудника Феодосийского литературно-мемориального музея А.С.Грина Ирины Панаиоти.

Золотой  юбилей  Дома-музея  Александра  Грина  в  Феодосии
Ветеран музея Ирина Панаиоти

– Ирина Александровна, нам стало известно, что вы проработали в музее Грина тридцать лет. Это тоже солидный юбилей. Безусловно, вы были участником и свидетелем многих интересных событий. О чём бы вам хотелось рассказать читателям?
– Хочу рассказать об одном интересном событии, которое состоялось в середине девяностых годов. В Феодосии, на день рождения Александра Грина, успешно прошёл «Карнавал Гель-Гью». Инициатором выступил наш музей, и с помощью многочисленных энтузиастов, совершенно бесплатно мы его провели. Нам удалось пригласить театр «Академия движения» из Кривого Рога, который поставил великолепный спектакль «Алые паруса».
Во время шествия карнавала, наверно, первого в новейшей истории города, люди были в масках, карнавальных костюмах. Участники прошлись по набережной, затем вернулись к музею. Во дворе музея выступали местные и приезжие поэты, читали свои произведения. Возле «Бригантины» люди танцевали, пели песни, проводились разнообразные конкурсы. На время карнавала все близлежащие улицы переименовали гриновскими названиями. Время тогда было непростое. Кто-то из предпринимателей презентовал нам арбузы, и мы награждали ими самых активных участников. Это был настоящий праздник, который продолжался довольно долго. Безусловно, карнавал стал ярким явлением в культурной жизни не только
города Феодосии, но и всего Крыма.
– Вы, как и все научные сотрудники музея, проводите экскурсии. Были ли какие-то в вашей практике курьёзные случаи с посетителями? Поступали ли от экскурсантов забавные вопросы?
– Вспоминается самый первый случай, когда я только начинала работать. В «Каюте капитана Геза» я рассказывала экскурсантам легенду о «Бегущей по волнам». Все внимательно слушали. Я дошла до момента в своём рассказе, когда надо было процитировать: «…и она с лёгким вскриком спрыгнула вниз». Только я произнесла эту фразу, как вдруг в зале раздался грохот. Оказывается, одна из женщин, заслушалась и уронила на пол тяжёлый пакет, который и наделал столько шума. Честно говоря, это было смешно. Вот такой произошёл курьёзный случай.
Помню ещё один эпизод из девяностых годов, когда так называемые новые русские ходили в малиновых пиджаках с золотыми цепями на шеях. В музей зашло семейство, и его глава был классическим образцом «нового русского». Прямо хоть картинку с него пиши: толстый, важный, надменный. И вот он слушал-слушал, а когда я в своём рассказе сказала, что Грин сидел в тюрьме, он тут же прокомментировал: «Ну все же нормальные люди сидели». А потом, в конце экскурсии, я хорошо запомнила этот момент, он стоял и слушал мой рассказ, открыв рот, как маленький ребёнок. То есть человеческие эмоции и переживания не чужды никому.

– На ваш взгляд, есть ли ещё белые пятна в биографии и творчестве писателя Александра Грина?
– Конечно есть, потому что далеко не всё нам известно. Мы знаем всё это по воспоминаниям, восстанавливаем буквально по крупицам какие-то вещи, факты, ищем новые автографы. Конечно, хотелось бы узнать и некоторые его контакты. Мы знаем, что он общался с Александром Блоком, были такие свидетельства. Подчеркну, что всегда есть место для работы, в архивах писателя есть ещё неизданные произведения.

– Какое произведение Александра Грина вам нравится?
– Самое моё любимое произведение – это, пожалуй, «Фанданго». Этот великолепный рассказ, вернее новелла, сделана настолько замечательно, она меня просто потрясла. Она имеет какой-то особый музыкальный ритм, это очень яркое произведение. «Фанданго» написана в Феодосии по воспоминаниям о голодной и холодной жизни в Петрограде, когда писатель там жил в Доме искусств. Я считаю, что эта новелла стоит на одном уровне с «Мастером и Маргаритой» Михаила Булгакова. Там даже есть параллели, которые можно провести. И сделано это произведение в краткой форме, отточено до совершенства.
Конечно, у него много и других замечательных, блистательных рассказов. Мне кажется, что некоторые его рассказы даже более философские, чем романы. Также мне было интересно, в своё время, его интервью 1913 года для «Синего журнала»: «Что будет через двести лет?» Грин многое предвидел. И многое из его предсказаний уже сбылось. Романтик Грин прекрасно всё понимал, может быть,
даже лучше, чем все остальные…

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять